aif.ru counter
35

Как глубоководник в "Капкан" попал

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 50 14/12/2011

В начале декабря в Калининград приехала группа специалистов Института океанологии имени П. Ширшова РАН (Москва). В их числе - Герой России, пилот-глубоководник Евгений Черняев.

В командировке океанологи выполняли ремонтные работы на глубоководных аппаратах "Мир". Сейчас они стоят в специальном ангаре, где их готовят к новым экспедициям.

От "Пайсиса" до "Мира"

- Евгений Алексеевич, пилотов-глубоководников в России можно пересчитать на пальцах одной руки. Где учат этой профессии?

- Для обслуживания "Миров" мы не можем содержать группу из 50 "узких" профессионалов. Каждый должен быть универсалом: я, например, отвечаю за радио, электронику, механику и гидравлику аппаратов. Вуза, который готовит таких специалистов, нет и быть не может. Да и не планировал я стать глубоководником, так получилось. С 5-го класса пристрастился к радиотехнике, через три года поступил в Московский радиомеханический техникум. После 1-го курса перевёлся на вечернее отделение и устроился на работу в ОКБ океанологической техники - рядом с техникумом, в подвалах, были их мастерские. Работал радиомонтажником с окладом в 50 руб. и, откровенно говоря, скучал: тебе указывают - ты паяешь кабели и контакты... Помог случай: наше ОКБ делало спецоборудование по заказу института океанологии, и потребовался специалист для доработки и устранения отказов техники. Я попросил послать меня. Учёные рассказывали о проблемах оборудования и косились на меня с подозрением: выглядел я, как отъявленный неформал: волосы до плеч, потёртые джинсы. Хиппарь, да и только. Работать было интересно, требовались инициатива, поиск нестандартных решений. И уже через неделю устройство, которое до того стояло почти год, заработало. Мне предложили должность инженера с окладом в 120 руб. - столько в институте не получали даже дипломированные специалисты с высшим образованием, а я, "гадкий утёнок", к тому времени учился на 3-м курсе техникума. Естественно, завистники взяли меня под колпак: следили за каждым словом и поступком. Это была наука на всю жизнь.

Казус с погонами

- Как вы попали в группу глубоководников?

- Это было в 1975 г., когда наш институт получил глубоководные аппараты "Пайсис". Их строили в Канаде, и нам передали только корпус с двигателем. Всю исследовательскую начинку пришлось собирать окольными путями по всему миру, ведь в то время действовало эмбарго на поставку в СССР высокотехнологичной аппаратуры. Я состоял в группе, которая получила технику. Это было заграничное оборудование, его никто не знал, и нас подстерегала масса подводных камней, которые удалось обойти. Когда начались погружения, я стал бортинженером "Пайсиса", а потом и пилотом аппарата. С 1976 по 1985 год я прошёл 16 научных экспедиций. Затем был на строительстве в Финляндии двух аппаратов "Мир". В 1987 г. провёл первое погружение...

- Потом, насколько я понимаю, в стране для океанологов кончились деньги?

- Это время для меня было непростым во всех смыслах. Умерла жена, и я остался с тремя детьми. Заработки были небольшими и нерегулярными. Днём работал в институте, а вечером и в выходные таксовал, работал грузчиком, ремонтировал автомобили. На телевидении пробовал себя как видеоинженер. Если вы смотрели фильм "Капкан" с Абдуловым в главной роли, так это в том числе и моё творение. В фильме был казус: у одного из следователей оказались "неправильные" погоны - с двумя просветами вместо одного. Что делать? Переснять эпизод накладно: чтобы собрать съёмочную группу и поставить декорации, требовалось порядка $100 тыс. Я предложил обработать видео- фрагмент в режиме компьютерной графики - тогда это был диковинный метод. Попробовал - и никто не заметил изъяна. На киностудии я, кстати, познакомился со своей второй супругой, сегодня мы воспитываем двоих девочек, им 5 и 3 года. Мой старший сын, ему 29 лет, работает одним из ведущих специалистов сервисного центра "Рено". Это неудивительно: он постоянно возился со мной с машинами в гараже, даже когда на дворе лютовал мороз. Прогнать домой его было невозможно. На киностудии сулили солидные деньги, но когда началась очередная экспедиция на "Мирах", я не колеблясь ушёл в океан. Но моя кинематографическая карьера на этом не завершилась: в фильме "Титаник" сыграл самого себя. Джеймс Кэмерон хвалил.

Смущение Кронкайта

- Евгений Сергеевич, сколько времени в общей сложности вы провели под водой?

- Трудно сказать. К 2008 г. я совершил свыше 420 погружений, провёл на глубине 3890 часов. А потом счёт перестал вести, сегодня тысяч 5 будет. Например, только на "Титанике" я провёл 60 спусков примерно по 17 часов каждый - набегает более 40 дней. Говорят, что я был на "Титанике" больше времени, чем любой пассажир или член экипажа судна. А ведь ещё были 37 экспедиций в разных океанах. В том числе к местам гибели подлодок "Комсомолец" и "Курск". Наша группа исследовала погибший немецкий линкор "Бисмарк" и другие затонувшие корабли Второй мировой. А сколько воспоминаний оставила Высокоширотная арктическая глубоководная экспедиция "Арктика-2007" на Северный полюс! Там на дне мы установили российский флаг и капсулу со специальным посланием. В этом году работали в водах Женевского озера в Швейцарии. Погружения выполняли в интересах учёных России, Швейцарии и Германии. Трудность была в том, что видимость в этом озере в придонных слоях не превышает 2 метров. И, тем не менее, все исследования выполнили успешно. Более того, на дне нашли два судна, которые затонули в 1860 и 1909 годах.

- Вам приходилось погружаться со многими известными людьми. Как с ними работалось?

- Со временем я перестал относиться к ним как к VIP-персонам, а воспринимал обычными пассажирами. Проблем практически не было. Забавная история приключилась, когда погружался Уолтер Кронкайт, знаменитый американский журналист. Тут меня подвёл английский язык: мой финский коллега однажды сказал: "Женя, с тобой я разучусь говорить на английском". Дело в том, что с технической тематикой проблем не было, а вот повседневная речь в моём исполнении звучала без артиклей и весьма упрощённо. Накануне погружения ко мне в каюту пришёл помощник Кронкайта и стал говорить, что он для американцев значит больше, чем сам президент, и я должен проникнуться ответственностью. Я сказал, что уже проникся, и напомнил о правилах поведения во время спуска. Американец насупился и ушёл, а назавтра я заметил, что мои пассажиры держатся весьма настороженно, будто собираюсь их по углам гонять. Холодок исчез, когда я рассказал пару историй о глубоководниках. Расставались мы лучшими друзьями. Оказывается, помощник понял мой монолог в том духе, что пилоту всё равно, кто на борту: хоть Кронкайт, хоть Господь Бог. И добавил, что редко кому удавалось смутить Кронкайта...

- Есть ещё в этом мире вещи, способные вас удивить?

- Я не перестаю удивляться, как далеко шагнули технологии: то, что сегодня для нас обыденность, 30 лет назад и представить было невозможно. Во-вторых, я понял, что в жизни перед собой всегда надо ставить высшую планку и идти к цели. Мы не представляем всех своих возможностей, а они, поверьте, безграничны...

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых