aif.ru counter
31.01.2007 00:00
36

Сергей Козлов: "Уважаю тех, кто что-то восстанавливает"

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 5 31/01/2007

60 лет никому не было дела до развалин, оставшихся со времён войны, в самом центре Калининграда. Но два с половиной года назад здесь началось строительство.

Сейчас на месте руин возвышается крепкое строение торгового дома "Центральный" - торгово-развлекательный комплекс "Эпицентр", который внешне напоминает скорее исторический памятник, чем современное сооружение. Руководил строительством депутат областной думы Сергей Дмитриевич Козлов.

- Наверное, в силу того, что наша группа компаний пришла на строительный рынок позже других компаний, нам приходится брать наиболее сложные объекты, - говорит Сергей Дмитриевич. - Яркий пример - приобретение руин Дома техники близ Центрального рынка в 2004 году. Это здание разбомбили англичане в августе 1944 года. Развалины неслучайно 60 лет простояли в бездействии. В силу сложности данного объекта, его масштабов, огромных вложений никто не решился за них взяться.

Вместе история и современность

- Сергей Дмитриевич, наверняка проще было бы его снести и построить что-то новое, чем браться восстанавливать?

- В принципе, это было бы в два раза дешевле. Но мы исходили из того, что перед нами исторический памятник - произведение немецкого архитектора Ганса Хоппа. На сегодняшний день в области сохранилось всего несколько его сооружений. (Например, здание, где располагается мэрия Калининграда. Правда, его истинного облика не видно, так как фасад и стены заштукатурены). Поэтому мы взялись восстанавливать то, что осталось возле Центрального рынка. Работа оказалась невероятно сложной. Мы впервые имели дело с такого рода конструкциями. Специалисты, дававшие первичную оценку, считали, что все внутренние колонны можно сохранить. Когда мы начали строительство, то выяснилось, что их нужно полностью оббивать от бетона, подваривать арматуру и бетонировать по новой. Но тем не менее эта работа была проделана, и внутрь этого сооружения было имплантировано новое здание, весящее десятки тысяч тонн. Инженерные задачи здесь оказались таковыми, что их решение годится для учебников: соединение двух зданий, имеющих фактически два фундамента и особую систему взаимодействия между собой в одно. Если мы начинали с воссоздания архитектурного памятника, то в итоге пришли к тому, что создали заодно и памятник инженерно-строительной мысли. В конце прошлого года мы получили официальное разрешение на ввод этого здания в эксплуатацию. Посетить торговый дом "Центральный" теперь может каждый.

- Проект оказался удачным?

- Несмотря ни на что, да. После проделанной работы я с ещё большим уважением отношусь к тем, кто что-то восстанавливает. Здесь мы выступали как генподрядная организация и оказались в сложной ситуации - с одной стороны нелегко решались вопросы с финансированием, с другой - не всегда было понимание с отдельными специалистами, так как возникало много споров, много дискуссий по самым разным моментам. Но в итоге мы всё преодолели. С помощью мэрии нам удалось оперативно решить очень много нестандартных задач. За это и мэру, и специалистам из комитета по строительству отдельное спасибо. Одновременно с восстановлением здания решилось немало городских проблем: бюджет получил более 70 млн. рублей только за выкуп акций предприятия, которому принадлежали эти развалины, в рамках договора между мэрией и БИНБАНКом был прокредитован ремонт улицы Горького. Частно-государственное партнёрство здесь - это некий символ. Теперь я знаю, что если где-то что-то не сделано, то значит, там бизнес и власть не смогли правильно выстроить отношения.

Ручьи - в трубы

- Какую из проблем, с которыми вам пришлось столкнуться при восстановлении немецкого сооружения, вам хотелось бы отметить особо?

- Грязные ручьи, которых в Калининграде великое множество. И один из них протекает возле воссозданного нами здания. Когда мы сделали анализ воды, то предельно допустимые нормы по ряду показателей оказались превышенными в десятки раз. Это первое. Второе - наш проект показал, что ручей нужно срочно закрывать. Или, другими словами, укладывать его в трубы. Почему? Потому что, когда он открыт, все колебания уровня вод в связи с возникновением нового здания приводят к геологическим проблемам под сооружением. Нам предстояло защититься от грунтовых вод. Но возникла определённая трудность - городские инженерные службы нас поддерживали, а гуманитарии в лице природнадзора говорили, мол, что вы делаете?! И нам было очень сложно им объяснять, что это необходимо делать в силу особенностей геологии. Мы-то опираемся на заключения проектного института. Хорошо, что в данном случае нас поддержал Ростехнадзор. Однако ситуации такого рода возникают часто. Но у нас есть один безоговорочный приоритет - безопасность. И когда передо мной ставят выбор - ты, дескать, подожди решения, можно закрывать этот ручей или нет (а я-то прекрасно знаю, что только закрывать, но у меня пока нет на то соответствующей бумажки) - я, естественно, буду идти по инженерному решению, обеспечивать техническую безопасность сооружению. Для меня, как и для любого строителя, в первую очередь важна надёжная защита посетителей здания.

- Но ведь во времена Кёнигсберга многочисленные ручьи являлись украшением города...

- Каждый город проходит этапы в своём развитии. Например, Хабаровск, который считается одним из красивейших мегаполисов Дальнего Востока. Я помню, что ещё в 60-е годы там все ручьи начали закрывать в трубы. Сейчас на их месте появились бульвары с парками и фонтанами, которые являются гордостью города. Калининград имеет сегодня огромное количество ручьёв и речек, в которые идёт большой несанкционированный сброс сточных вод. Взять то же Верхнее озеро и впадающие в него ручьи. Только обнаруженных незаконных сбросов, по словам Ю.С. Беденко - первого вице-мэра, 192. Неудивительно, что даже на моей памяти озеро чистят второй раз. А если их закрыть, то проблема снимается, потому что труба не даёт возможности незаконной врезки. Иногда против закрытия ручьёв выступают владельцы соседних участков, которые привыкли сбрасывать бытовые отходы в воду, прикрываясь благородными словами, мол, не прикасайтесь к природе. Но сегодня работа над этими ручьями - это возможность сформировать новые площадки под жильё - раз, прекращение несанкционированных сбросов и, соответственно, очистка наших озёр - два, формирование новой экологической среды и современного облика города - три.

Когда возникают споры относительно немецкой преемственности, то мы, подняв архив, теперь знаем, что, например, восстановленный нами объект немцами просто не был закончен. Мы же открыли для обозрения боковой фасад и исторический барельеф, сделали лестницу, которая выходит в парк. Закрыв ручей, соединили два пространства, убрали с улиц машины на парковку. В итоге - создали определённый образец, который показывает, куда нужно дальше двигаться.

Долой "Шанхай"!

- И куда же?

- "Шанхай", который сформировался за Центральным рынком, нужно разгребать. Да и сам рынок пора приводить в современное состояние: необходимо крытое здание, паркинг и т. д. Улица Баранова и пояс Шнайдера должны красиво выходить к Верхнему озеру, обновлённому парку "Юность", создавая шикарную прогулочную зону от площади Победы. Тогда мы получим современный город с вплетёнными в него старинными элементами и удобными зонами отдыха.

- Кто этим будет заниматься?

- Мы готовы участвовать во всех проектах, которые будут идти в центре: и как генподрядчики, и как технические заказчики или в качестве консультантов. Мы эту территорию, когда протягивали новые коммуникации и восстанавливали здание, хорошо изучили, получили богатейший опыт реализации подобных проектов.

Основание Восточной ярмарки было идеей бургомистра Ломайера: после отделения от рейха Кёнигсберг должен был доказать, что может и далее выполнять функцию посредника и моста к восточно-европейским государствам. В конце 1920 года архитектор Ганс Хопп получил заказ на проектирование. Восточная ярмарка пользовалась популярностью, из года в год росла потребность в выставочных площадях. Так, в 1924-1925 г.г. был закончен последним Дом техники. Общая выставочная площадь Восточной ярмарки достигла 80 000 кв. м. Это место сыграло большую роль в истории советско-германских отношений после Первой мировой войны. Значительную часть тяжёлого оборудования СССР закупал именно здесь.

На правах рекламы

Смотрите также:

Топ 5 читаемых