aif.ru counter
228

Реформа службы «скорой»: «За» и «Против»

Тут призадумаешься, как быть дальше: верить обещаниям чиновников или тому, что написано на бумаге.
Тут призадумаешься, как быть дальше: верить обещаниям чиновников или тому, что написано на бумаге. © / Станислав Ломакин / АиФ

«Районки» сдают экзамены, а оценки выставляют пациенты. До января все отделения при районных больницах перейдут под управление «Городской станции скорой медицинской помощи».

Фельдшеры и водители получили уведомления о сокращении и всерьёз беспокоятся за своё будущее. Мы попытались разобраться, стоит ли переживать населению.

Такси с доставкой пациентов

В региональном минздраве уверяют, что уведомления носят формальный характер. Бригады в районах останутся, но юридически их возьмёт под крыло  объединённое учреждение. Все сотрудники, согласные там трудиться, продолжат работу. Трудовой кодекс РФ не предусматривает переход работников от одного работодателя к другому без расторжения трудового договора. Как пояснил юрист Станислав Солнцев, по письменному заявлению работника и с его согласия может быть осуществлён перевод к другому работодателю.

Важно
В прошлом году в регион поступили 16 машин «Скорой медицинской» и 29 автомобилей неотложной помощи. До конца года ожидается поставка ещё семи единиц, в том числе двух реанимобилей.

«Ситуация во многих муниципалитетах сложная, начиная от кадрового дефицита и заканчивая условиями пребывания сотрудников «скорой» вне вызовов, – рассказал главврач «Городской станции скорой медицинской помощи» Калининграда Игорь Старостин. – Мы провели полную ревизию районных подразделений. В некоторых люди в приёмных покоях буквально сидят друг на друге. Ни в одном из муниципалитетов не укомплектованы врачебные бригады. Нет специальной одежды либо она изношена. Будем сотрудников одевать, обувать. Приведём в соответствие зарплату, которая сейчас сильно отличается. Отремонтируем автопарк. 11 машин мы уже починили, они эксплуатируются. Обучили и обучаем сотни сотрудников «скорой» основным стандартам оказания помощи и спасения жизни людей. Переживать нечего: все бригады в муниципалитетах останутся на местах. На некоторых проблемных участках даже добавим. В декабре сформируем реанимационную бригаду в Знаменске, которая будет обслуживать восток области. Уже появился дополнительный пост в Прибрежном. В первом квартале нового года планируем открыть такой же – в Переславском. Оставлять на местах всё без контроля нельзя. Иначе мы будем такси с доставкой пациентов до стационаров, если довезём».

Объединение подразделений в единую службу планировалось давно. Проект разрабатывался ещё в 1998 году, но изначально планировался на базе МЧС. В декабре 2017 года все машины «Скорой помощи» области подключили к Единой диспетчерской. Разделили функции «скорой» и «неотложной» помощи. Сегодня на большом экране диспетчеры видят, где в данный момент находятся машины, какая из них свободна, и посылают к пациенту  ближайший свободный экипаж.

«Объединение службы под единым юрлицом позволит максимально точно соблюдать регламент доезда, как в экстренной форме – не более 20 минут, так и в неотложной – не более двух часов. Повысить её качество и доступность для жителей области», – говорят в минздраве.

Зампредседателя профсоюзов «Трудовые бригады» Виктор Горбунов (обычно не поддерживающий инициативы сверху) считает, что это тот редкий случай, когда преобразования пойдут на пользу пациентам.

«В системе подушевого финансирования мотивация районных больниц очевидна: доставлять пациента в своё учреждение, чтобы не потерять идущие за ним деньги. Я был свидетелем, когда в одном из муниципалитетов главврач отчитывала фельдшера за то, что «скорая» увезла больного в Калининград, – рассказывает он. – Та оправдывалась: мол, там ему окажут более квалифицированную помощь. Сейчас интересы пациента будут выше корпоративных».

Памперсы – и на вызов!

Председателя профсоюза «Скорой помощи» Советской ЦРБ, фельдшера Елену Козинную больше беспокоит, почему людей сокращают, а не оформляют переводом в новое учреждение.

«С 15 декабря структура аннулируется. С 1 января нас примут на «Городскую станцию...», а кто в это время будет нас финансировать? Кроме того, мы хотим сохранить коллектив, чтобы остались водители, которые знают в нашем районе каждый ухаб; уборщицы, которые не ленятся кровь за больными подтирать. В апреле исполнится 40 лет, как я в «скорой». Работать тяжело. Можем отвезти больного с инфарктом в Калининград и по пути домой получить вызов в Славск или Неман. Мотаемся по области, «не евши, в туалет не ходивши». Диспетчер смеётся: мол, надевайте памперсы, берите корзинку с едой. Боремся за здоровье населения, а своё губим. В Советске – примерно 40 тысяч населения, на которое положено четыре машины. Раньше мы справлялись с этими вызовами. А сейчас ушлют в Прибрежный или Гусев. В городе ни одного экипажа. Направляют к нам на машины из Славска и Немана. Пока они доедут, больные остаются без помощи. Время доезда до экстренного пациента – 20 минут, но соблюсти это при новой системе крайне сложно. Едем, к примеру, в Краснознаменский округ около часа. Навигатор показывает неточно. Теряем время в поисках нужного адреса, ведь район не знаем. Особенно если вызывают на хутора. Пациенты объясняют: «Направляйтесь к заброшенным теплицам». А откуда мы знаем, где они? Когда доберёмся, люди готовы нас убить. Не стоило систему ломать. Каждый на своём месте справлялся».

Водитель Александр Ильмович ушёл со «скорой» на автобус – спокойнее.

«Раньше работали только в Пионерском. Теперь обслуживаем всё побережье. Поубирали надбавки за классы, выслугу лет, оставили только оклад и ночные. На руки – 15-18 тысяч рублей. Текучка страшная. Чтобы выжить, народ подрабатывает в такси. Диспетчерская по-дурному работает. Им лишь бы вызов за две-три минуты скинуть. Приходит сигнал в Янтарный – езжайте. А бригада в Янтарном освобождается через пять минут - отправляйтесь на вызов в Пионерский. Дурдом!».

«27 лет отработал на «скорой», заставляют экзамен сдавать, – удивляется водитель Сергей Дворников. – Мне нетрудно, но дайте время на подготовку! Да и странно, что нас проверяет структура, в которую мы на работу ещё не приняты. Почему увольняют, а не переводят? Так мы потеряем непрерывность, отпуска. Разве можно так к людям относиться»?!

Депутат Облдумы Михаил Чесалин:
«Первое, что вызывает беспокойство и негодование, каким образом эту реформу начали проводить в жизнь. Сотрудники районных отделений получили уведомления о предстоящем увольнении и сокращении штатов. Кому-то предложили должности, не связанные с оказанием скорой медпомощи. В бумагах сказано: «в вашей трудовой функции с 15 декабря отпадает необходимость». Выходит, Советскому округу, как и остальным районам, не нужны ни фельдшеры, ни водители?! Чиновники лукавят, говоря, что нет иного способа, как увольнение. Есть понятие «перевод» от одного работодателя к другому. В трудовых отношениях увольнение – это смерть. Людям говорят устно: «Никто не уволен», а заставляют расписаться за то, что он остался на улице. Совершенно неуклюжее управленческое решение. Мало того, оно может выйти боком и Минздраву. Сотрудник, получив уведомление, может поступить следующим образом: получить на предприятии два оклада в размере среднего заработка. Встать на учёт в Центр занятости и получить третий. Посвятить в кои-то веки время семье. Побыть с ребёнком месяца три, а потом пойти трудоустраиваться. И, если так поступят многие, у нас в декабре элементарно не будет хватать бригад. А если, не дай бог, автобус с пассажирами перевернётся?! Нельзя относиться к людям, как к рабочей скотине, которая всё стерпит и пойдёт туда, куда погонят. Это недопустимо и с психологической точки зрения. Представьте, как человек, получив расстрельный приказ, будет ездить на ДТП. Даже токарь, в голове которого свербит мысль об увольнении, деталь сломает. А тут не детали – люди! На рабочей встрече с министерством я потребовал отозвать эти бумажки об увольнении, оформить перевод без сокращений трудовой деятельности, чтобы люди не теряли непрерывность стажа, отпуска, но меня не слышат».

Нина Китлинская
Нина Китлинская Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

«Уже год работаем с единой диспетчерской 112. Вызовы идут напрямую в Калининград. Опытный диспетчер определяет маршрутизацию, консультирует фельдшера. Допустим, поступает экстренный больной. Наша «скорая» везёт его до Талпаков. Там перекладывают на машину, выехавшую навстречу. Раньше, бывало, экипаж уезжал с пациентом в кардиоцентр. Туда полтора часа, назад столько же. Вызовы зависали. Сейчас же, когда наша бригада занята, присылают другую. Система стала более гибкой. Когда наш фельдшер снимает ЭКГ у постели больного, кардиолог городской станции интерпретирует данные, помогает определиться с тактикой лечения пациента.

Единственный момент: в районах не хватает среднего медперсонала. Работники нашей подстанции в свободное время помогали больнице: принимали экстренных пациентов. Не знаю, смогут ли они это делать в дальнейшем», – рассказала главный врач Нестеровской ЦРБ Нина Китлинская.

 

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах