aif.ru counter
23.05.2007 00:00
19

Войны товарищей по оружию

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 21 23/05/2007

Калининградская область всегда считалась регионом, где, по большому счёту, не существует проблемы межнациональных отношений. Однако ситуация может измениться, и возникает эта проблема... в армии. В частности, в одном из подразделений морской авиации Балтфлота, дислоцированном в Чкаловске.

Парадокс: за последние 15 лет в область въехали и поселились несколько тысяч граждан неславянской национальности - армян, татар, азербайджанцев, чеченцев, грузин, дагестанцев, узбеков. Они зачастую живут в глубинке, на хуторах, где милиция появляется очень редко, но нам неизвестны случаи межэтнических противостояний. А тут в воинской части, где и ночью, и днём матросы находятся под присмотром сержантов, прапорщиков и офицеров, вдруг созрел и прорвался наружу конфликт с участием военнослужащих нескольких национальностей. О случившемся в части стало известно от матроса Тимура АШГАЛИЕВА, который был вынужден обратиться за помощью в калининградский Комитет солдатских матерей.

Воинский долг или "воинский оброк"?

На службу его призвали из Астрахани, а 15 декабря прошлого года Тимур попал в часть в Чкаловске, где проходил курс молодого пополнения. В первый же день старослужащие объявили молодым матросам, что большую часть своего денежного довольствия, точнее 300 рублей из 430, они должны отдавать дагестанцам - их в части было 15 человек. Уже в декабре новобранцы (около 70 человек) заплатили гордым джигитам первую дань - всего около 21 тысячи рублей. Через месяц Ашгалиев закончил учебный курс и оказался в другом подразделении, личный состав которого жил в той же казарме, но на 1-м этаже.

Но и здесь действовало правило платить оброк, и каждый матрос должен был отдавать деньги "своему" дагестанцу. Хозяином Т. Ашгалиева стал матрос Сайдулаев. В конце января 2007 г. Тимур отдал ему первые 300 рублей. Другие новобранцы тоже платили...

В марте в денежный оборот оказался вовлечён старослужащий матрос Панков. Получилось так, что он взял у Тимура денег взаймы, но вовремя их не отдал. Ашгалиев ничего страшного в том не видел, но матросы-дагестанцы случайно узнали о долге. И потребовали, чтобы Панков расплатился. Но уже не с Ашгалиевым, а с ними. Возникла драка, и Панков попал в госпиталь. Терпению Тимура, которому надоело платить дань, пришёл конец. Он обратился к старшине роты прапорщику Кочубею и рассказал о мздоимстве. Офицеры в части (честь им и хвала) не скрыли происшествие и дали делу ход. В прокуратуре Калининградского гарнизона Ашгалиев написал заявление, где рассказал о том, что матросы-дагестанцы занимаются поборами и о нанесении Панкову увечий. Было заведено два уголовных дела. По первому Тимур был потерпевшим, а по второму - свидетелем. Оба дела вёл старший лейтенант юстиции Камиль МАГОМЕДОВ.

За защитой - к националистам

Немного отклонимся от истории конфликта и вспомним, что до конца 60-х годов Советская Армия была, по преимуществу, славянской и землячеств в ней не было. Крупные национальные диаспоры в частях появились, когда в славянских республиках наметилось снижение рождаемости. Сегодня этот фактор даже усилился. Например, 2-миллионный Дагестан поставляет в армию столько же призывников, сколько 12-миллионная Москва. Беда в том, что во многих смешанных частях этнические конфликты уже превалируют над "дедовщиной". Многие помнят, как из мотострелковой части в Самарской области ушли 72 военнослужащих. Причина побега - притеснения со стороны призывников с Северного Кавказа. По той же причине в Самаре покинули часть внутренних войск два солдата - русский и казах. Впервые в истории российской армии они обратились за помощью не в военную прокуратуру, не в Комитет солдатских матерей, а к руководителю... местной националистической организации. Это хроника нарастающей этнодедовщины лишь в одном регионе страны.

Проблему усугубляет нынешняя система комплектования армии. Если в советский период призывников разных национальностей "рассеивали" по частям и кораблям, то сегодня есть целые подразделения, где преобладают этнические группы. Военные идут навстречу просьбам властей республик и тем самым создают офицерам немыслимые трудности. Представьте: целая рота кавказцев отказывается идти в наряд по кухне, убираться в казарме - мол, не мужская это работа, - и вместо них нужно постоянно посылать рязанских да ивановских. Как рассказал Т. Ашгалиева один из матросов-дагестанцев выполнил приказ офицера и вымыл в казарме пол. За то, что матрос "опозорил" дагестанцев, земляки избили его и окунули головой в унитаз. Экзекуцию сняли на камеру мобильного телефона.

Для армии национальная проблема завтра может стать одной из главных. Кому как не военным прокурорам понимать это и, соответственно, разбирать правонарушения с участием военнослужащих разных национальностей, ни на шаг не отходя от требований закона, с особым вниманием и тактом.

Следствие ведут... земляки

К сожалению, в нашей истории уроженец Дагестана старший лейтенант К. Магомедов оказался не на высоте. Когда Т. Ашгалиев обратился в прокуратуру, "дагестанская диаспора" инициировала травлю матроса, мол, молодой много себе позволил. Один из старослужащих завёл Тимура в сушилку и попытался его избить. Ашгалиев сумел постоять за себя и дал отпор казарменному хулигану.

Между тем старший лейтенант Магомедов продолжал расследование. Но странными методами: как рассказывают очевидцы, приехав в часть, представитель прокуратуры не нашёл ничего лучшего, чем обниматься со своими подследственными земляками, а матрос Сайдулаев обращался к офицеру на "ты" и по-свойски называл Камилем. Вообще, расследование сопровождалось многими странными поворотами, и в итоге родилось ещё одно уголовное дело. На этот раз - по обвинению... Т. Ашгалиева в избиении старослужащего. Так матрос, который защищался от казарменного беспредела, оказался обвинённым в воинском преступлении. Интересно, что дело, где речь должна идти фактически о коллективном вымогательстве денег, превратилось в мелкий эпизод между двумя матросами, а случай с избиением матроса Панкова - в заурядный проступок.

Сегодня основные участники конфликта переведены в разные части. Но исчерпан ли сам конфликт и не повторится ли он в другой части? Ведь в армии были случаи, когда солдаты, пострадавшие от дедовщины, получив оружие для караульной службы, расправлялись со своими обидчиками. Где гарантия, что однажды военнослужащие разных национальностей не начнут друг в друга стрелять? И тогда воинские части из стабилизирующей силы превратятся в очаги кровавых этнических конфликтов.

Военный суд пока не поставил окончательную точку в этом деле. Более того, как нам сообщила председатель областного Комитета солдатских матерей Мария БОНЦЛЕР, в организации считают недопустимой позицию военной прокуратуры Калининградского гарнизона и готовят соответствующую жалобу в Главную военную прокуратуру. На сегодняшний день проверкой материалов расследования занимается прокуратура Балтийского флота, но от комментариев военные юристы до завершения проверки воздержались. Мы продолжаем следить за развитием ситуации.

Сегодня матрос, который защищается от казарменного беспредела, может быть обвинен в воинском преступлении.

Смотрите также:

Топ 5 читаемых