aif.ru counter
03.12.2014 15:00
1448

Куда ушла треска? Рыбак из Калининграда - о квотах, флоте и браконьерах

Рыбаки борются не только с браконьерами, но и с бюрократией.
Рыбаки борются не только с браконьерами, но и с бюрократией. © / Станислав Ломакин / архив «АиФ. Калининград»

В конце ноября Россия и Польша согласовали уловы в Калининградском заливе на 2015 год. Стороны определили допустимые национальные квоты на 2015 год. Так, общий улов леща составит 290 тонн, судака - 150 тонн.  В Куршском заливе Литва и Россия договорились выловить  1000 тонн леща,  260 тонн судака, 300 тонн корюшки.

Бесконечная реорганизация

Рыбаки колхоза «Доброволец» в поселке Заливино Полесского района уже 20 лет выбирают председателем Анатолия Ткаченко. Доверяют. Здесь платят «белые» зарплаты, колхоз содержит поселковую инфраструктуру и помогает своим ветеранам. Предприятие чудом выжило в девяностые и нулевые.

В 1970-е Ткаченко работал в научной разведке по всему Мировому океану. Наводили флот непосредственно на рыбу. Пока рыбаки работали, разведка обследовала другие районы. 
- Сейчас это в прошлом, - говорит Анатолий Васильевич. - В 90-е на наших глазах развалились крупные предприятия отрасли: «Тралфлот», Пионерская база, «Рефтрансфлот».

Как раз в то время его выбрали председателем колхоза. Тогда пять рыболовецких колхозов нашей области сопротивлялись приватизации. Свою позицию отстоять удалось, несмотря на то, что приходили представители всяческих организаций, пытались заставить акционироваться. Угрожали.  

На промысел выходят на судах, которые успели купить в 1990-е. Фото: архив «АиФ. Калининград» / Станислав Ломакин

«Мы сохранили, насколько могли, флот и людей, - говорит Ткаченко. - Правда, сейчас работаем только на Балтике. На промысел выходят на судах, которые успели купить в 1990-е. Тогда еще можно было взять новое судно в рассрочку на 5-6 лет по беспроцентной ссуде - действовала ещё советская система».

Сегодня они не смогли бы расплатиться за судно, потому что нет ни стабильных районов промысла, ни ремонтных баз. А на каждый вид рыбы устанавливают квоту. 

«По действующему сейчас абсолютно безграмотному закону о рыболовстве предприятие, не выловившее два года подряд 50% квоты, лишается ее, - возмущается рыбак. - К примеру, трески мы можем выловить 400 тонн. В этом году еще не поймали ни килограмма. В прошлом - всего 20 тонн. В нашей зоне нет трески. Почему? Если бы нашему АтлантНИРО давали деньги на исследование Балтики, мы бы знали причину. Но финансирование науки урезали катастрофически... Нам, если лишимся квоты на треску, нет смысла ловить  салаку и кильку. Придется закрываться. 

Рыбаки пишут петиции в Москву. А там который год уже сплошная реорганизация. Их отрасль переподчиняют то одному ведомству, то другому. Сейчас есть планы прикрепить их к Минсельхозу. 

Достучаться до властей

«Нельзя сказать, что власти нас совсем не слышат, - уточняет Анатолий Васильевич. - С прошлого года мы начали получать от области дотацию на ГСМ при добыче низкорентабельных кильки и салаки (их добыча датируется во всём мире). В прошлом году выделили 700 тыс. руб. Обещают дать денег на модернизацию флота. Рыболовством сейчас занимается Минсельхоз России. Но мы за то, чтобы у нас было собственное министерство рыбного хозяйства. Тогда только пойдут серьёзные сдвиги. А пока наша держава, занимавшая некогда лидирующее место в рыбной отрасли, выглядит хуже самой слабой страны».   

При этом у рыбаков «Добровольца» одна из самых больших в мире зарплат, если судить по процентам: 30% от реализации. В путину выходит по 40 тыс. в месяц «белыми». Колхоз с советских времен продолжает содержать часть электросетей, дорог, водоснабжение посёлка. Хотя из 800 его жителей рыбаков сегодня только 80 и  столько же ветеранов отрасли. В реформы колхоз заставляли передавать инфраструктуру местным органам власти. Они отдали баню, и посёлок остался без неё. Передали уличное освещение, и его не стало. То же случилось с клубом на 400 мест.

Колхоз еще и своим ветеранам помогает, если получает прибыль. Но в 2013 г. предприятие ушло «в минус» на 104 тыс. руб. - потратили на выполнение ФЗ-36 (переоформление маломерного флота из ГИМСа в речной регистр) почти миллион рублей.

Теряем улов и сети

«Эту ерунду, скорее всего,  отменят, - досадует Ткаченко. - Частные компании проигнорировали это требование. И теперь посмеиваются над нами. Им позволено не только это. Их разрешенный вылов - три тонны в год. Не поверю, что они круглый год ловят столько рыбы с таким же количеством людей и сетей, как у нас. Конечно, ловят больше. Есть и откровенные браконьеры. Выходят на промысел даже в период запрета. Ночью гудят их моторы. Обрабатывают наши сети, варварски вырезают из них рыбу. Мы теряем и улов, и снасти. Они могут за ночь штук 10 попортить. А каждая две тыс. руб. стоит. Рыбоохрана кого-то ловит. Но что им  штраф в 3 тыс. руб.! А ущерб за хищение и порчу сетей взыскать невозможно. Полиция отказывается возбуждать дела».

Колхоз свои обязательства перед государством выполняет: платит два млн руб. налогов, еще около 500 тыс. руб. уходит на оплату услуг 27 контролирующих инстанций. Они дорожают, а стоимость рыбы не увеличивается.  К примеру, в этом году рыбаки сдавали корюшку по 80 руб., а в магазине она лежала по 180 - 250 руб. 

«Кто следит за наценкой? В той же Японии она регулируется государством и не превышает15%. Только у нас основную прибыль получает не производитель, а перекупщики», - сожалеет рыбак. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество