aif.ru counter
20.08.2019 09:37
68

Появится ли в посёлке Железнодорожный второй Ленинский проспект?

Всего здесь приведут в порядок 33 дома, в том числе четыре объекта культурного наследия. Впервые власти области нашли деньги на столь масштабное преображение посёлка. Ему хотят придать «открыточный вид» в надежде, что сюда толпами повалят туристы.

Надоела разруха

Жители Железнодорожного (бывший Гердауэн) не сразу поверили своему счастью, когда им показали картинки, как будут выглядеть их дома. Фахверки, лепнина, жизнерадостные жёлтые и зелёные цвета фасадов – всё это сильно контрастирует с разрухой, в которой посёлок пребывает сейчас.

«Каждую пятницу чиновники сходы у нас собирают. Первый раз альбом с эскизами привезли, вся улица смотрела. Ахали, охали, говорили: «Так и хотим!». Многие сомневались: мол, разворуют деньги, на этом всё и закончится. А я поверила сразу. В Железнодорожном родилась и живу здесь вот уже 64 года, – рассказывает Людмила Мартиновская. – Моему дому на ул. Кооперативной, 1, – 103 года. Больше века ремонта не было. Сейчас крышу вскрыли, стали балки вниз бросать. Подбирать нечего – труха! Немецкий фундамент – песок да ракушечник. Пятнадцать лет назад его подмыло, так с третьего этажа стена в коридоре в подвал провалилась. Хорошо, всё случилось вечером, когда ребятишек не было (первые два этажа занимал Дом творчества). Сели мы ужинать, тут и ухнуло. Выхожу в коридор – дыра в полу, лестница висит. Сотрудники МЧС приехали, побоялись подняться, а мы потом два месяца по краю ходили. В прошлом году полпотолка в туалете на пол упало. Небо было видно. На 40 тысяч рублей заплату поставила. Окна меняли на пластик, разваливались в руках. Пытались подмазать, подкрасить, но пришёл предел. Конечно, хочется в красоте пожить. Мне, к примеру, очень приглянулся первоначальный эскиз с фахверком (Авт.: тип каркасной конструкции). Почему бы не сделать красиво? На одном из сходов моя подруга сказала: «Сказка к нам пришла!». Но даже не это главное. Главное – чтобы здания укрепили. Мой дом (крышу, фасад и подвал) будут ремонтировать 57 дней. Работают качественно. С 7 утра и до 9 вечера. Всего в посёлке открыты 20 зданий. Кровлю укутали толстой плёнкой, но мы беспокоимся: вдруг зарядят ливни? Ждём черепицу, она задерживается. Видимо, из-за дискуссий не знают, какую закупать».

Цифра
150 миллионов рублей выделено на реализацию проекта.

Дискуссии идут не только по кровле (старинную черепицу планируют заменить на современную керамическую), но и по остальным деталям проекта. Любители старины не без основания опасаются, что в регионе появится второй Ленинский проспект с кукольными фасадами, чрезмерно украшенными бутафорской лепниной. Недавно в Общественной палате обсуждали, как не испортить исторический облик уникального места.

По словам главного архитектора области Евгения Костромина, на сегодня утрачено 50% исторической среды Железнодорожного. Возродить её нереально, ведь нет прежней плотности застройки. Всё, что сохранилось, обещают восстановить по архивным чертежам: двери, карнизы, ветровые доски, ворота, осветительные приборы, мощение на улицах. Есть объекты, полностью утратившие облик, там возможны и имитация фахверка, и другие приёмы.

Если первые эскизы домов были насыщены украшательствами, то новые больше отвечают простой и естественной стилистике Гердауэна. Как рассказал проектировщик Олег Туркин, его специалисты подняли архивные документы, связывались с экспертами Германии, Польши, изучали исторические фотографии. Отрисовывали графику: фонари, кованые решетки, ограды, кашпо для цветов, по крупинкам восстанавливали характерные для того времени образцы. Вопрос в том, какой вариант будет реализован в итоге.

Новая страница

«В посёлке есть здания, которые временем доведены до неузнаваемости, – размышляет советник губернатора по архитектуре Вячеслав Генне. – Там можно было бы использовать некие искажения. У нас есть материалы, связанные с деталями. Сформирована группа проектировщиков, которая будет продолжать реализацию проектной части. Детали очень важны. Это реальная фактура, костяк, тот самый смак, ништяки, на которые люди будут приходить и смотреть. Это будут селфи-зоны... Посёлок переживает новую страничку своей истории – позитивную. Пытаюсь вспомнить примеры столь масштабной работы в России. Подобное было разве что в Иркутске (131-й квартал). У нас тоже есть шанс. Туристы – культурные люди. Они не будут оценивать, поверьте, есть ли в домах канализация или нет, а будут оценивать, как это скульптурно сделано, и мы за это ответственны. За 150 миллионов мы можем выполнить грамотный правдоподобный исторический результат».

Предприниматель в области архитектуры Андрей Дербенков считает, что все беды – от непрофессионализма.

«Здания в нашей области не немецкие, а российские, но они созданы и родились в те времена, по своим правилам и по законам, – говорит он. – Эти правила надо знать, а компетенцией – обладать. У нас же, у многих организаций, которые проектируют старые исторические здания, нет даже архитекторов. Есть проектировщики, инженеры, конструкторы, дизайнеры среды, но архитекторов нет. И это большое упущение. Мы не можем, находясь на европейской культурной территории, проектировать без архитекторов. Этому надо учиться. А если знания отсутствуют, надо их восполнять. Учиться у коллег, приглашать иностранных партнёров, поляков, которые превзошли всех в Европе по реставрации архитектуры Восточной Пруссии. У них есть материалы, опыт. Им надо пользоваться. Жители Железнодорожного, безусловно, заслуживают, чтобы их услышали. Они прожили в разрухе всю жизнь. Но реализовать их пожелания надо профессионально».

Руководитель Службы госохраны объектов культурного наследия области Евгений Маслов рассказал о судьбе знаменитых фахверковых складов. Сегодня эти центровые объекты посёлка находятся в самом печальном состоянии. Пять лет Служба борется, чтобы эти руины восстановили. На двух собственников составили шесть протоколов, но воз и ныне там. Владельцы (один из них архитектор), несмотря на обещания, не предпринимают ничего, чтобы привести исторические объекты в божеский вид. От них уже мало что осталось.

Евгений Маслов через СМИ обратился к этим людям: «Не доводите до греха. Передайте в собственность области два разрушенных склада. Средства на их восстановление мы найдём...».

Руководитель Фонда капремонта Оксана Астахова:

Руководитель Фонда капремонта Оксана Астахова
Оксана Астахова. Фото: Фонд капитального ремонта Калининградской области

«Несмотря на то, что подрядчики уже занимаются ремонтом, итоговый облик зданий до сих пор на стадии обсуждения с архитекторами. Нас пытаются подвести к тому, чтобы мы не перенасытили здания своими любимыми декоративными элементами. Но при этом, конечно, не хочется оставить совсем грустным посёлок, честным, как говорят архитекторы. Если быть совсем честными, мы должны понимать, что в советский период перестроили ряд домов. Попробуем никого не обидеть - учесть все желания, и, в первую очередь, жителей».

Илья Заболотнов, знаток истории:

Илья Заболотнов, знаток истории
Илья Заболотнов. Фото: АиФ

«Гердауэн сильнее всего пострадал во время Первой мировой, которая уничтожила большую часть строений. После войны разрушенные области поделили на 24 района, в каждый прислали архитектора. В Гердауэн попал Хайнц Штоффреген. Он всё тщательно спланировал: убрал весь классицистический декор со зданий севернее рыночной площади. Выделил самые ранние и интересные архитектурные формы и использовал такие же на более новых домах. Выровнял этажность. Это было не просто восстановление, а создание города как архитектурно-исторического ансамбля. Аналога в мире нет. Есть отдельные здания, но чтобы целая городская среда была изначально спроектирована в стилистике reformarchitektur, и спроектирована так удачно, что приковывает к себе внимание и создаёт совершенно магическое впечатление через сто лет после постройки, это ценно.

Любое проектирование в Гердауэне должно делаться человеком с глубоким пониманием исторического контекста. Нужно придерживаться принципа «не навредить», не испортить возможными украшательствами. Использование традиционных форм куршской приморской архитектуры, как в Зеленоградске или Светлогорске, здесь недопустимо. Даже самая малая архитектурная деталь должна иметь референс. Самая болезненная тема – фахверк. Для меня фахверк на новых зданиях – как на женщинах леопардовый принт. Наверное, использовать его можно, но очень осторожно. И только там, где могла быть настоящая фахверковая стена (мезонины, перемычки, хозпостройки). Опубликованные первоначально Фондом капремонта эскизы не только радикально изменяют исторический облик зданий, они объективно плохи. Это даже не подделка под старину, а игнорирование культурного и исторического контекста. Если реализуют именно эти эскизы, вся ценность Железнодорожного как объекта туризма будет полностью уничтожена.

У нас есть архитектурно-градостроительный совет. Из-за большого общественного резонанса было бы уместно произвести согласование всех решений по Железнодорожному на его открытом заседании.»

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество