aif.ru counter
16.07.2008 00:00
129

Две родины российских немцев

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 29 16/07/2008

В июне этого года калининградскому Немецко-Русскому дому исполнилось 15 лет. У нас он появился через 2 года после распада СССР, где официально была провозглашена "новая историческая общность - советские люди".

В те годы многие из нас обратились к своим национальным корням - белорусским, татарским, немецким... В Калининграде тогда было официально зарегистрировано с десяток обществ немецкой культуры. Кстати, в нашем регионе живут украинские, крымские, кавказские, бессарабские, волынские и прибалтийские немцы... Есть прусские немцы, те, кто по каким-то причинам не выехал после войны в Германию, - их единицы. Официально немцев в Калининградской области чуть более

8 тысяч человек, по неофициальной статистике - около 15 тысяч.

Родина-мать стала мачехой

Вспоминает Андрей Карлович РЕНДЕ, доцент кафедры гуманитарных дисциплин Калининградского института туризма - филиала Российской международной академии туризма:

- Я родился в селе Кляйн-Базель Саратовской области. По рассказам родителей свой третий день рождения я встретил в поезде: в 1941 году нашу семью, как и многих других саратовских немцев, выселили в Павлодарскую область Казахстана. Целый народ государство объявило предателями, была упразднена АССР немцев Поволжья со столицей в городе Энгельсе.

- На место проживания нас привезли зимой, практически в чистое поле, - продолжает Андрей Карлович. - Начался страшный голод. За годы войны семья потеряла 15 человек, и все они умерли от недоедания. Старшего брата отца и его жену забрали в трудармию, а их четверых детей отдали в детдом. В том же году умерла бабушка. В селе, где мы жили, в один день с ней умерла еврейская старушка. Им вырыли общую могилу, - на севере Казахстана земля промерзает до 1,5-2 метров - копать тяжело...

На первых порах отношение к переселенцам было настороженное: "фашистов привезли". Всю войну и вплоть до 1956 года немцы жили под надзором комендатур: выезд далее семи километров от места поселения без разрешения спецкоменданта грозил 20 годами лагерей. Немецким мужчинам не разрешали служить в армии.

- Реабилитация для нас началась 1 января 1956 года. С этого момента спецкомендатуры уже не действовали, но немцы всё ещё не имели права возвращаться туда, где жили до войны, им отказывали в поступлении на учёбу в крупные инженерные вузы, - вспоминает Андрей Ренде. - И только в декабре 1972 года, когда страна готовилась отметить 50 лет образования СССР, политбюро приняло решение - разрешить немцам возвращаться туда, где они жили до войны. Но к тому времени уже выросло новое поколение немцев, для которых Казахстан стал малой родиной.

В Германии хорошо, а дома - лучше

Мой собеседник считает, что калининградские немцы, не имея языковой практики, отрываясь от национальной культуры, постепенно теряют свою самобытность. В начале 90-х годов он был председателем немецкого национально-культурного общества в Целинограде (нынешняя Астана) и организовал там Немецкий гуманитарный образовательный комплекс, куда входили детсад, школа, гимназия. Дети начинали учить немецкий язык ещё в ясельном возрасте, занятия шли по 7 часов в неделю в школе, а в старших классах гимназии шло преподавание истории и элементов математики на немецком языке.

- Желающих обучаться было столько, что приходилось устраивать конкурс, причем к нам шли дети самых разных национальностей.

- Почему трудно встретить малообеспеченного, асоциального немца? - спрашиваю.

- Дело в том, что мы могли выжить только благодаря хорошей работе, - вступает в разговор Лидия РЕНДЕ, супруга Андрея Карловича. - Мы не спорили, не митинговали, как, например, крымские татары. Немцы - осторожные, законопослушные, дисциплинированные люди, митинги и конфликты - это не для нас.

- Пунктуальность - тоже немецкое качество?

- Ну, это у нас во многом утрачено, - отзывается Лидия Густавовна. - Иногда подумаешь: "Все опаздывают, почему мне нельзя?" И опаздываешь, хотя внутренний протест остаётся. Но мы ведь не только привычку опаздывать, но и широту души, размах восприняли от русских.

Как-то супруги Ренде поехали в первую туристическую поездку в Германию.

- Наш гид назначила время: в 10.00 собираемся в фойе, - рассказывает Лидия Густавовна. - Наутро мы все не спеша, в развалочку, тянемся ... Как она нас отчитала: "Что вы себе позволяете! Здесь так не принято!"

Позже Андрей Карлович учился на курсах и жил в пригороде Бохума. Добирался к месту учёбы автобусом и трамваем. И удивился, как водители общественного транспорта соблюдают график движения: если трамваю надо быть на остановке в 9.27, а сейчас 9.26, он, не доезжая до остановки остановится и минуту ждёт. А по городским автобусам можно было время выверять.

- Но в Германию на постоянное жительство перебираться всё равно не хочется, - признаётся доцент. - Всё там хорошо, но... не наше.

Массовый исход российских немцев в Германию закончился, считает Андрей Ренде. Те, кто остался, стараются наладить свою жизнь здесь и не теряют связи с зарубежной роднёй. Калининградские немцы старшего поколения не забыли родной язык, ходят на службы в лютеранскую или католическую церковь - там проходят богослужения на немецком языке. Немцы помоложе объединяются в молодёжные организации - они есть в каждом районе.

кстати, с 1942 года более 500 тыс. немцев в возрасте 15-60 лет были мобилизованы в трудовые лагеря и рабочие колонны. В 1991 году оставшиеся в живых трудармейцы были награждены медалью "За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны".

Смотрите также:

Топ 5 читаемых