aif.ru counter
06.12.2006 00:00
27

Одиночество в толпе

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49 06/12/2006

3 декабря провозглашён как Международный день инвалидов. К сожалению, это один из немногих дней, когда общество вспоминает о людях с ограниченными возможностями.

Сейчас в Калининграде проживает более 22 тысяч инвалидов. Для них мало что изменилось, во всяком случае, в нашем городе. Инвалиды, которых я вижу каждый день, побираются на улице. А вот живущих полноценной жизнью почти не встречала. Им недоступно большинство вещей, из которых состоит наша жизнь - общественный транспорт, прогулки в парках или у моря, походы в кино и рестораны... Обычно их выходы "в свет" связаны с посещением поликлиник, кабинетов соцобеспечения или аптек.

Исчез невидимый барьер

У Дмитрия Королецкого церебральный паралич. Я познакомилась с ним несколько лет назад и, откровенно говоря, тогда струсила: "А как я буду с ним общаться, если он с трудом двигается, произносит слова?" Несколько месяцев назад он написал мне на e-mаil, пригласил в гости: "Ольга, небольшие сложности в общении будут в первые минут 20, пока Вы не привыкнете к моей речи. Когда невидимый барьер исчезнет, Вы сможете общаться со мной, как с любым другим человеком"... Мы сидели на кухне, пили чай и разговаривали. Дима был прав - сейчас мне действительно легко с ним общаться.

5 декабря Дмитрию исполнилось 33 года. Он родился в крепкой, здоровой семье, окончил с золотой медалью школу N 49, затем - заочно филологический факультет университета. Сотрудничал с газетами "Каскад", "Антенна". Работал пресс-секретарём общества молодых инвалидов "Аппарель". С 2002 года работает пресс-секретарём в Доме учителя. Живёт в квартире, которая для него и дом, и офис. Несколько раз в неделю его навещают мама и соцработница, которая помогает по хозяйству.

- Дима, в течение 10 лет к тебе на дом ходили учителя. Легко учёба давалась?

- Не все предметы. Я гуманитарий, а алгебра и геометрия давались мне чуточку сложнее. Русский, литературу изучал с удовольствием. После школы поступил на филфак. Конечно, помогали родные.

- Когда ты понял, что ты не такой, как все?

- Понятие "инвалид" я узнал лет в 12. В нашей семье такого слова вообще не произносили. Мне не говорили, что я особый ребёнок. Насмотревшись советских фильмов - "Вечный зов", "Тени исчезают в полдень", - я мечтал быть хлеборобом. Потом посмотрел "Рождённая революцией", "Следствие ведут знатоки" и захотел стать милиционером. Хотелось быть похожим на героев этих фильмов, и никто не говорил мне: "Ты же инвалид, как ты вообще можешь об этом думать?" Я объясню: если здоровый ребёнок идёт в первый класс, все знают, что он закончит школу, затем вуз, потом будет работать. Дети с ДЦП тоже могут нормально учиться, просто изначально зачастую на них не делают "ставку", как на здоровых детей.

- С кем и как ты общался в детстве?

- Общение было весьма фрагментарным. К родителям гости приходили, я играл с их детьми. Был друг, который был намного младше меня. Когда учился в школе, предпринимались попытки познакомить меня с классом - но тогда ни я, ни ребята не были к этому готовы. А спустя годы подружился с парнем, который оказался моим бывшим одноклассником... Сейчас он работает юристом в Гонконге. Мы переписываемся.

"Опасно ребёнку внушать, что он инвалид"

- ЧЕГО, по-твоему, нет у других инвалидов для того, чтобы стать полноценными членами общества?

- Судьба мне подарила шанс реализоваться не как инвалиду, а как обычному человеку. Самое главное - это формирование психологии. Опасно, когда ребёнку с детства внушают, что он инвалид. Тогда он живёт с мыслью, что большинство вещей ему недоступно.

- Ты производишь впечатление гармоничного, самодостаточного человека. Ты себя не чувствуешь одиноким?

- Одиночество я принимаю как данность. Идеологией "одиночество в толпе" сейчас пропитано всё - эстрада, кино, книги. Послушать того же Гришковца - человек один, ему комфортно в этом состоянии, и всё равно, что подумают другие. Я создал себе некий оазис из прошлого - музыки, кинофильмов 60-70-х годов - и живу в нём, воспринимая одиночество как факт. Кроме того, у меня есть друзья. И пусть мы встречаемся не так часто, как хотелось бы, но эти встречи доставляют нам радость.

- Расскажи о наиболее, на твой взгляд, острых проблемах, касающихся жизни инвалидов?

- Основа проблемы - это низкий уровень терпимости в обществе. Мы (инвалиды) в историческом масштабе только что вышли из квартир, и общество не знает, как к нам относиться. А уж то, что человек с инвалидностью может выйти в люди, это вообще в России редкость. В советское время инвалидов вроде как бы не было, и вдруг появились! Так же, как и наркоманы (хорошая компашка - не правда ли?). Общество не знает, что с нами делать - специалистов мало, в основном энтузиасты, которые работают по наитию. У меня был случай - разговорился с таксистом. Оказалось, что когда-то он разработал программу по работе с детьми, страдающими ДЦП. Принёс "куда нужно" - ему сказали: "Не надо нам этого". Вот и работает таксистом.

"Воспринимайте нас как равных!"

- На мой взгляд, тема инвалидов в российских СМИ озвучивается на уровне, "удобном" для чиновников, от которых зависит хотя бы относительное благополучие инвалидов.

- Ты правильно сказала - кому-то это удобно. Я хочу вывести наш разговор из материальной плоскости: то, что денег мало, и так всем понятно. У нас нет элементарной службы психологической поддержки для инвалидов. Мало сказать человеку со сплошными комплексами и проблемами, чтоб он от этого не страдал. Его нужно вытащить из этого состояния. Вывезти инвалида на природу полезно, но это не решит проблему. Да что говорить - на Аллее Смелых есть центр социально-психологической реабилитации молодых инвалидов. Ближайшая остановка находится от него в километре, а около самого центра нет уличного освещения - яркий пример отношения к инвалидам.

- В чём, по-твоему, проблема непонимания между здоровыми людьми и людьми с ограниченными физическими возможностями?

- Низкий уровень общественной культуры, толерантности. Необходимо поменять образ мышления, на это нужно очень большое время. Вообще, странное противопоставление - инвалиды и общество. Я предлагаю воспринимать меня как равного. Конечно, мне нужна помощь, но гораздо важнее, чтобы меня воспринимали не как инвалида, а как журналиста, коллегу.

- Бывает, что тебя охватывает чувство отчаяния?

- Очень редко. Это я давно пережил. Иногда по долгу работы приходится аккумулировать чужие эмоции, а свои класть "в карман". Его содержимое зачастую так оттягивает, что начинаешь "грузиться", и тогда становится всё равно. Как-то я гулял по Светлогорску и захотел спуститься к морю по канатной дороге. Подошёл к кассиру - пожилому мужчине, попытался с ним заговорить. Он замахал руками, а потом заорал: "Я тебя вышвырну!" Я стараюсь избегать таких ситуаций. Я понимаю неудобство того человека, к которому я обращаюсь, и потому стараюсь его подготовить к восприятию меня.

- Я считаю тебя человеком уникальным - многие люди при стопроцентных возможностях не могут добиться и сотой доли того, чего добился ты.

- Я не считаю, что достиг того, чего, как ты выразилась, люди со стопроцентным здоровьем достичь не могут. Прости, но это не так. То, что мужчина, которому 33 года, работает, ЭТО НОРМАЛЬНО!!! Ты же не будешь хвалить своих знакомых мужчин за то, что они работают. Мужчина ДОЛЖЕН РАБОТАТЬ. Мне жаль, если моё мнение о роли мужчины разделяют не всё представители сильного пола...

Смотрите также:

Топ 5 читаемых