aif.ru counter
164

Старушка охрану школы не обеспечит, а денег на профессионалов не хватает

Станислав Ломакин / Коллаж АиФ

«АиФ» уже рассказывал об уголовном деле, которое возбудили в отношении бывшего директора лицея № 49 Людмилы Осиповой. Чем больше оно раскручивается, тем сильнее обнажаются проблемы в системе образования. Администрации школ вынуждены прикрывать прорехи в финансировании сбором родительских средств, тем самым ставят себя в уязвимое положение перед законом.

«Перо в пузо»

С сентября судебное разбирательство по делу Людмилы Осиповой вступило в активную фазу. Напомним, её обвиняют в присвоении более 7 миллионов рублей, полученных от родителей по договорам добровольных пожертвований, а также во взимании денег со спортивной команды, арендовавшей для тренировок площадку у школы.

На заседаниях заслушивают показания потерпевших и свидетелей. И, как оказалось, потерпевшие себя таковыми вовсе и не считают, учредитель учебного учреждения ни при чём, а реальных доказательств того, что директор присваивала деньги, собранные мамами и папами на охрану, как бы и нет.

Казалось бы, в сложившейся ситуации самое время объявить «всем спасибо, всем свободны», извиниться перед заслуженным педагогом и спокойно жить дальше. Но не такова российская система. Дело, которое с шумом начали в январе 2018 года (именно тогда Людмиле Осиповой предъявили обвинение), теперь живёт своей жизнью, мелет жерновами пожилую женщину и вызывает множество вопросов у общественности. В соцсети калининградцы рьяно обсуждают тему школьных поборов. Одни призывают писать в прокуратуру на всех директоров подряд, другие жалеют учителей, вынужденных собирать с родителей «взносы на бедность».

На общественных слушаниях Людмила Осипова рассказала о том, почему ей пришлось просить с родителей деньги на охрану.

«Проблема возникла не случайно. Ситуация в стране располагала к тому, чтобы вопросы безопасности детей решались незамедлительно. Министерство образования настоятельно рекомендовало школам решить вопрос. У нас, как и везде, охрану лицея обеспечивала старушка, которая ничего не могла сделать. Однажды произошла ситуация, которая меня сильно напугала. Прибежала дежурная учительница и сказала, что какие-то подонки рвутся в школу. Я вышла, взглянула на этих парней и вежливо попросила их оставить школу в покое, один подошёл ко мне и сказал: «Ну что, хочешь перо в пузо? Сейчас получишь!». Я, конечно, струхнула.

На общем собрании родителей мы подняли вопрос: как обеспечить охрану лицея? Неоднократно случались ситуации, когда на территории и за территорией школы у детей пытались отнять телефоны, побить. Словом, всё говорило о том, что этой проблемой надо серьёзно заниматься. И одна старушка охрану не обеспечит.

И тогда решили нанять качественное охранное агентство. Встал вопрос: на какие средства его работу оплачивать? В бюджете образовательной организации таких денег не было заложено. Сразу хочу сказать, что насильно сдавать деньги на охрану никто не требовал. Знал ли об этом мой учредитель? Безусловно. Я и мои коллеги неоднократно писали письма о том, каким образом осуществляется охрана в школе, на какие средства. И все прекрасно знали, что в лицее № 49 охрану оплачивают родители, договорившись между собой. Ни у кого не вызывало это вопросов, все приняли это как единственный способ решения проблемы.

Что касается оплаты этих услуг, то я, как директор, этими вопросами не занималась. Я лишь только советовалась с попечительским советом. Они сами принимали решение. И это меня вполне устраивало».

Хорошо ли дёшево?

Коллег Людмилы Осиповой на слушаниях в Общественной палате было не так уж много. Оно и понятно. Если начали с одного, то длань правосудия может дотянуться до каждого. Ибо кто безгрешен пред лицом жёсткой финансовой дисциплины?

«У нас в Центре развития одарённых детей отыгрывается государственный контракт на оказание услуг по охране. В рамках этого контракта выигравшее частное охранное агентство предоставляет охранника, который круглосуточно несёт дежурство, – рассказал директор Центра Сергей Гоман. – Но, к сожалению, повлиять на эту охрану мы никак не можем. В год мы предъявляем организации до 7-8 претензий – конечно, меня, как руководителя, это не устраивает. Однако в силу 44-го ФЗ мы не можем выставить конкретные требования к исполнителю. Выигрывает тот, кто готов дать самую дешёвую стоимость услуги. Понятно, что это отнюдь не показатель качества. Другие образовательные организации находятся в такой же ситуации. То отношение к руководителям образовательных учреждений, которое сейчас есть со стороны надзорных органов, вызывает лёгкую настороженность, поскольку, не являясь профессионалами с точки зрения юриспруденции или какими-то техническими специалистами, зачастую мы являемся прямым объектом воздействия. Нас ставят под удар».

«Тренд современного общества – школа виновата во всём, – заявила на заседании в Общественной палате преподаватель русского языка и литературы 49-го лицея Дина Якшина. – Он звучит повсеместно. Достаточно зайти в соцсети, почитать родительские комментарии. Сегодня учредитель может уволить по щелчку пальцев, без объяснения причин любого директора. Он должен быть управляемым. А чтобы не быть уволенным, директор вынужден перестраховываться. Возбуждение уголовного дела стало неким средством воздействия на человека. Дело можно возбудить по разным причинам, но потом-то оно начинает жить своей жизнью. В нашем лицее опросили тысячи людей. Я помню, что меня опрашивали как учителя и как родителя. Нас собирали целыми параллелями, по 7-8 классов, и давали готовые протоколы. Не каждый в состоянии прочитать и понять, что там говорится. Люди подписывали и, на мой взгляд, даже не понимали, что подписывают. Я видела своими глазами, как женщина вышла из кабинета, поговорила с подругами и начала плакать, поняв, что именно она подписала. Так образовались десятки потерпевших, чьи показания сейчас заслушивают в суде».

Хитрая система

Председатель попечительского совета лицея Олег Потапов считает, что во всей ситуации важно понимать, что деньги собирали родители, а не коллектив школы и не директор.

«Общая сумма на охрану лицея составляла 2,5 – 2,6 миллиона рублей в год. При этом из городского бюджета выделялось в 2015 году 51 000 рублей, в 2016-м – 125 000 рублей, в 2017 году – 81 000 рублей. То есть всего 2-4 процента стоимости охранных услуг», – заявил он.

Официально
Екатерина Шумило, старший помощник прокурора области по приёму граждан: «Закон об образовании обязывает образовательное учреждение создавать безопасные условия обучения. А финансирование деятельности муниципальных школ осуществляется за счёт средств местного бюджета с учётом выделяемых из бюджета РФ субвенций. Но в этой теме всё сложно. Многие родители жаловались, в том числе и в соцсетях, на то, что их обязывают сдавать на охрану детей. Но школа должна за свой счёт обеспечить ограждение по периметру, видеокамеры, тревожную кнопку. Сдавать деньги или нет – личное дело каждого. Но в добровольном порядке. При этом в школе обязательно должна быть охрана, на которую заведение должно изыскивать собственные средства».

Все родители единогласно выступали за то, что охрана в школе нужна. Того же требовали и власти, всячески призывая директоров школ как-то решить этот вопрос.

В целом получается, что поборы в школах удобны, в первую очередь, чиновникам от образования. Ведь, с одной стороны, этими средствами можно решить определённые проблемы с ремонтами, с охраной, с доплатами преподавателям в виде предоставления им возможности давать дополнительные занятия. С другой, в любой момент любого директора можно «взять за жабры» и показать, кто в доме хозяин.

Показательно, что с четверга 12 сентября судебный процесс над директором школы идёт в закрытом режиме. Кто-то очень не хочет общественного  резонанса.

Елена Волова, член Общественной палаты Российской Федерации:
«Родители хорошо знают, что в школах на что только деньги не сдают. И чаще всего классные руководители или родительский комитет просто собирает деньги, не подписывая никаких договоров о добровольных пожертвованиях. Лично я никогда не видела ни одного отчёта. Людмила Осипова подписывала договоры со всеми родителями. И сейчас сложно судить, добровольно это было или нет, потому что у каждого родителя был выбор, подписывать ли договор. Если подписали, значит, приняли ту ситуацию, которая сложилась. А начинать надо с того, почему сложилась такая система, почему директора школ вынуждены собирать деньги и почему охрана детей ложится на плечи родителей. Не только Людмила Осипова собирала средства. Почему тогда вопрос не ставится о том, что это общая ситуация и не директора в ней виноваты? Я очень уважаю нашу правоохранительную систему. Тем не менее, хотелось бы, чтобы этот процесс был более прозрачным. Я в доступных источниках читаю всё. Увидела, что Людмила Осипова собирала средства и подписывала договоры. Но остаётся непонятно, если она их потратила на нужды школы, то, наверное, есть злой умысел и нарушение финансовой дисциплины. Если следствие готово доказать, что она потратила эти средства на меха и брильянты, покажите их. Думаю, всё-таки было желание сделать жизнь детей в школе более качественной. И родителей уж точно никто не пытал».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество