aif.ru counter
24.01.2007 00:00
13

Кто в лесу хозяин? Браконьер?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 4 24/01/2007

Ещё совсем недавно Калининградская область считалась одним из самых уникальных уголков не только России, но и всей Европы по общей площади особо охраняемых территорий.

В 2004 году под охраной находилось 14% территории региона (для сравнения: в среднем по России эта цифра не превышает 2-3%).

Более того, совместно со шведами ради сбережения практически нетронутых уголков природы была разработана новая схема, которая предусматривала довести общую площадь охраняемой территории до 20-22%. Однако...

- У меня всегда сердце кровью обливается, когда я вижу, что творят браконьеры, - говорит мне Владислав Ожогин, бывший главный охотовед некогда существовавшего управления по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Калининградской области. - У лосей, косуль и других крупных животных появляется на свет только один-два детёныша. А их "выбивают" безжалостно. Ещё несколько лет такой "разгульной" жизни, и в наших лесах вообще никого не останется...

Упразднить легче всего

Сегодня это управление кануло в Лету. Большой отряд охотинспекторов, а их было по нескольку человек в каждом районе области, уже нашёл себе другую работу. Так что теперь всем, кому заблагорассудится "пострелять дичь", не нужно нервно озираться по сторонам - всё равно никто за руку не схватит. Кто сегодня в лесу хозяин? Браконьер.

- Мы не занимаемся охраной животных, - сообщили мне в управлении Россельхознадзора по Калининградской области, - лучше обратитесь в правительство области.

- Позвоните в управление Росприроднадзора по Калининградской области, - посоветовала девушка-секретарь с Дмитрия Донского, 1.

- Мы тоже не имеем отношения к животным, - огорошили меня и там. - Позвоните в Россельхознадзор...

Круг замкнулся. Выходит, никому зверьё не нужно?!

- Ситуация, действительно, очень сложная, - подтвердил Феликс Алексеев, заместитель председателя постоянной комиссии областной думы по сельскому хозяйству, землепользованию, природным ресурсам и охране окружающей среды. - Незадолго до окончания своих полномочий бывший губернатор своим постановлением отменил существование всех восьми заказников на территории Калининградской области, находящихся в региональном ведении. А ещё одним постановлением отдал их на откуп частным охотничьим хозяйствам.

- Разве в губернаторские полномочия входит отмена заказников?

- В том-то и дело, что режим заказника может быть отменён только после проведения государственной экологической экспертизы в случае, если этот режим выполнил свою основную функцию, например, по восстановлению поголовья того или иного вида животных. Даже губернатор не вправе самостоятельно принимать такие решения. Но Егорова это не остановило. А раз не стало заказников, значит, и нужда в управлении по охране, контролю и регулированию использования охотничьих животных Калининградской области отпала.

Между небом и землёй

- А чем тогда занимается управление Росприроднадзора по Калининградской области?

- Это чисто федеральная структура. И, соответственно, следит за тем, что делается на особо охраняемых территориях федерального значения. К ним у нас относятся национальный парк "Куршская коса" и два курорта - Светлогорск и Зеленоградск.

- Феликс Евгеньевич, прежняя региональная власть разрушила систему заказников, раздав их в частные руки. А что сделала власть нынешняя?

- Шанс на то, чтобы изменить ситуацию, у Георгия Бооса был, тем более что 2006 год был объявлен правительством Российской Федерации "Годом особо охраняемых природных территорий". Но была сделана только половина дела - отменено постановление о передаче заказников в частные руки. Но чисто юридически заказников у нас сегодня нет, хотя они до сих пор числятся на всех российских природных картах. То есть эти территории оказались как бы между небом и землёй.

- А почему не был восстановлен режим особо охраняемых территорий в заказниках?

- Юридически сделать это несложно. Гораздо сложнее воссоздать структуру контролирующего органа. Раньше в каждом районе были свои главный охотовед, инспекторы, транспорт, помещения, домики лесников и т.д. Вы представляете, сколько денег для восстановления этого нужно выделить из бюджета? А пока лесники, входящие в структуру управления Росприроднадзора, говорят: велит нам Москва за животными следить, мы подчинимся. Но добровольно взваливать на себя дополнительные обязанности никто желанием не горит.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых