aif.ru counter
06.12.2006 00:00
79

Челюсть хрустела в Центральном РОВД

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 49 06/12/2006

21 ноября 2006 года суд Центрального района вынес приговор двоим участковым, избившим человека в районном отделе милиции. 24-летний Павел Блохин и 26-летний Александр Раскот получили по 5 лет условно, без права занимать должности в правоохранительных органах в течение трёх лет.

50 метров до спасения

С момента происшествия прошёл почти год. Всё это время потерпевший Самвел Саакян был уверен, что изувечивших его милиционеров накажут.

Отец Самвела военный. В 70-х годах его направили служить в Калининград - здесь их семья и осталась. Самвел занимается мебельным производством, у него двое детей-школьников. Жена Наташа преподаёт в гимназии N1. Несмотря на кавказскую внешность, проблем с правоохранительными органами у него не возникало. Он не обижался, если его останавливали на улице и просили предъявить документы: паспорт, прописка, гражданство - всё в порядке, а самое главное - совесть чиста.

В тот субботний вечер 3 декабря 2005 года Самвел договорился встретиться с друзьями - Сашей и Андреем. Они засиделись в кафе заполночь. Естественно, выпили, закусили. Около 5 утра вызвали такси. Первого отвезли Самвела - он живёт в одной из пятиэтажек на Борзова. Но во двор заезжать не стали - Самвел вышел метрах в 50 от подъезда. Ребята поехали по домам, а вот Самвелу дойти до квартиры тогда так и не довелось.

"Подозрительный" прохожий

Буквально следом подъехал "Мерседес". Из него вышли двое участковых милиционеров, которые выехали из Центрального РОВД разыскивать в микрорайоне преступников, причастных к нападению на магазин мобильных телефонов. Никого "подозрительного", за исключением одинокого армянина, они не обнаружили... Самвел услышал крик: "Стой!". Остановился. Милиционеры, не представляясь, потребовали у него документы. Он стал объяснять, что паспорт дома, показал, где живёт, предложил пройти к нему, объяснил, что у него жена и двое детей и в Калининграде он живёт давно. Милиционеры не отреагировали, стали его оскорблять, тащить в машину, сказали, что повезут в отдел. Самвел сел в машину. За что его задержали - ответа он так и не получил. В РОВД составили протокол о том, что он, будучи пьяным, громко бранился в общественном месте. Самвел возмутился, мол, когда это было?! В ответ услышал: "Заткнись, чурка! Будешь сидеть до понедельника". Принесли коробку, велели выложить вещи из карманов. Разрешили сделать пару звонков. Он позвонил Саше и Андрею - знал, что они его не оставят, сказал им, что находится в милиции.

"Лишь бы не убили..."

- Позвонить жене мне не дали, - рассказывает Самвел. - Я облокотился на стойку и услышал, мол, чего облокотился, чурбан, отойди! Затем стали орать, чтоб больше никому не звонил, требовали отдать телефон. Один из доставивших меня милиционеров ударил в лицо, я упал. Когда попытался встать, он ударил ещё два раза кулаком по голове. Затем подбежал второй, ударил локтем в шею. Закрутили руки за спину, надели наручники и отвели в камеру, где я сидел около часа. Затем меня снова вывели в коридор - я думал, снимут наручники. Велели повернуться спиной. Я почувствовал сильный удар в плечо, не удержался на ногах и упал. Ударился лицом, изо рта полилась кровь. Потом меня били ногами по лицу, телу. Ботинки тяжёлые, я слышал хруст ломавшейся челюсти. Боль была дикая, в глазах потемнело. Кровь ручьём текла изо рта, носа, я думал только об одном: "Лишь бы не убили...". Такой боли я ещё, кажется, ни разу не чувствовал. Они сняли с меня наручники, затолкали в камеру. Я лежал на полу в вонючей, заплёванной камере, плакал от боли, просил, чтобы вызвали "скорую".

3 000 рублей за друга

Андрей и Саша подъехали к милиции буквально через 30 минут после того, как позвонил Самвел. Они увидели друга ещё до того, как его избили. Он стоял в "дежурке" и отвечал на вопросы милиционера. Ребята подошли к дежурному, поинтересовались, за что задержали их друга. Страж порядка ответил, что задержанного посадят за хулиганство на 15 суток, мол, он нам в отделе все двери сломал. Саша пытался договориться, предложил всё починить, сходил в магазин, купил продуктов, сок, литровую бутылку водки и передал пакет милиционеру. Пакет взяли и попросили ещё три тысячи рублей. При этом уверяли, что с другом всё в порядке, мол, он уже спит. Таких денег у Саши с собой не было, он предложил им часы, но их не взяли. Саша поехал к жене Самвела, объяснил ситуацию. Наташа взяла деньги и документы мужа, они снова поехали в милицию. Но в отделе была пересменка, те участковые уже ушли. Наталья умоляла, чтобы Самвела отпустили, на что ей ответили: "Придёт начальник, он и разберётся".

Из отдела - как с войны...

Самвела выпустили только к обеду 4 декабря. За это время в камеру привели задержанного. Парень увидел, в каком состоянии Самвел, стал кричать, колотить в дверь, просить вызвать врача, но никто не откликался. Наконец-то в камеру заглянул молодой лейтенант. Узнав, что Самвела избили его коллеги, велел ему идти домой, перед этим подсунул какую-то бумагу, мол, подпиши. Самвел позвонил жене. Она была в шоке, когда увидела мужа, - лицо разбито, синее, опухшее, из носа и изо рта идёт кровь, новая дублёнка и чистая светлая рубашка разорваны, окровавлены. Муж с трудом говорил, жаловался, что ему трудно дышать. Женщина сразу повела супруга в больницу. Оказалось, что у Самвела сломана челюсть. Ему наложили шину, с которой он ходил целый месяц.

- Челюсть болела страшно - я первый месяц жил на уколах, ел через трубочку, похудел на 10 килограммов. Следы от наручников только недели через две сошли, - рассказывает Самвел.

5 декабря он написал заявление в прокуратуру Центрального района и ОСБ УВД.

Через 10 дней было возбуждено уголовное дело. Больше полугода длилось судебное разбирательство. Оба милиционера возместили Саакяну и материальный, и моральный ущерб. Возможно, гособвинитель сочтёт условное наказание за такое преступление слишком мягким и приговор суда будет обжалован.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых