Примерное время чтения: 9 минут
1035

Порода – не панацея. Почему породистые собаки оказываются на улице?

Одни покупают за бешеные деньги и выкидывают, другие находят, спасают и дают новую семью. Породистые собаки, так же, как и бездомные дворняжки, зачастую оказываются ненужными своим хозяевам. Как итог – жизнь по подворотням и помойкам, голод, холод и болезни. Кто и как помогает породистым собакам, и почему они это делают?

Француз на улице

Волонтер Ирина воспитывает двух французских бульдогов. Бульдог Шаня попала к ней с улицы.

«Шаня моя забрана с улицы, после кесарева. Щенков достали, зашили вкривь-вкось, собака откормила щенков и ее просто выкинули на улицу, так как она уже рожать не сможет. У собаки был цистит, мастит, гнойный отит. Мы с ней что только не прошли. На днях удаляли кисты с яичников и стерилизовали, зато она такой боец! Когда клич в группе появился, что собака бегает на районе и не далеко от меня, я ее поехала забирать. Искали сначала хозяев, а потом стало ясно, что она не нужная уже», - вспоминает Ирина.

Французским бульдогам в Калининграде помогает специализированная породная группа. У нее есть старший «куратор» в Москве, местная группа появилась как региональное подразделение. Работа тут отлажена. Собак находят, забирают, лечат, спасают, устраивают на передержку. Все это, кстати, за личные средства волонтеров. Пристрой ведут через соцсети. Для того, чтобы взять собаку из группы, потенциальным кандидатам нужно заполнить анкету, которую изучают опытные волонтеры.

У Елены Шевелевой, руководителя калининградского отделения группы помощи французским бульдогам, тоже живет несколько собак. И так практически у каждого волонтера в группе. Часть собак находят новых хозяев после того, как волонтеры за свой счет их лечат и откармливают, а некоторые так и остаются жить в семьях своих спасителей.

«Первый раз я помогла бульдогу Тайсону, это было примерно в 2020-м году. В нашей московской группе прошла информация, что бульдог бегал по Гурьевску, лазил по помойкам, хромал. Люди помогли найти его бывших хозяев. Мы зашли к ним, поговорили. Выяснилось, что собаку им передали родственники, в той семье женщина долго не могла родить ребенка, и ей подарили бульдога. А потом сначала появился один малыш, потом второй, собака стала лишней. Его вытурили на самовыгул. С утра до ночи собака гуляла по Гурьевску. Возможно, его даже сбивала машина, так как бульдог хромал. При всем этом, когда мы предложили забрать собаку, те даже не сразу согласились, неделю где-то думали. Сейчас Тайсону 10 лет и он хорошо себя чувствует в нашей семье», - рассказывает Елена.

Фото: Группа помощи французским бульдогам в Калининграде

Елена начала выкладывать посты, собиралась группа единомышленников-энтузиастов по Калининградской области, появился чат тех, кто готов помогать французским бульдогам.

«Поначалу я около года крутилась одна – искала передержки, транспорт, а потом стали подтягиваться те, кто помогают постоянно. Так и собралась небольшая команда», - говорит Елена.

Самое печальное, что зачастую собак отдают или просто впихивают волонтерам заводчики. И собаки эти не в лучшем состоянии - запущенные, множество проблем по здоровью, с аллергией, грязные, плохо пахнут. Есть и такие заводчики, кто более ответственно относятся к пристрою и передают собак со всем приданным в более менее приличном состоянии. Но в любом случае, собака у заводчиков имеет свой срок службы, как кофеварка или пылесос. Если к потенциальным покупателям, приобретающим породных щенков, заводчики зачастую относятся требовательно, то в случае отработанных собак им чаще бывает все равно.

«Сердобольных людей много, но собаки, которые нуждаются в пристрое, требуют немалых вложений, не только моральных, но и финансовых. Когда мы забираем собаку и рассказываем о ней в группе, появляется немало желающих взять бульдога. Но как только заводим речь о лечении, многие кандидаты «сливаются». Ветклиники скидок на лечение нуждающихся в помощи собак не делают, поэтому нужно постоянно вести сборы средств. А за это в соцсетях зачастую блокируют», - говорит Елена.

Малыш в зеленке

В Калининградской области групп, помогающих конкретным породам, все больше. Есть специализированные группы по алабаям, шарпеям, хаски, кани корсо.

Журналистка Ольга Новосад несколько лет назад посвятила себя спасению бездомных собак.

«В 2012 году осенью в администрации города создали общественный совет. Меня туда выбрали. Тогда полномочия по надзору за бездомными животными были у местной власти. На ул. Дзержинского работал пункт содержания. Активные граждане, зоозащитники возмущались условиями содержания, методами отлова и эвтаназии животных. В совете создали секцию по этой теме, пригласили волонтеров. Тогда я и познакомилась с Катей Ублинской (известный зоозащитник – прим. ред.). Она так плакала от беспомощности и невозможности пробить стену равнодушия. Поехали на Дзержинку, под снегом мерзли в необорудованных вольерах щенки. Катя предложила взять щенка шарпея, маленький и весь в зеленке. Поехали с мужем и привезли домой. Оказался болен стригущим лишаем, худющий. Месяц лечили в ветклинике, выходили. И вот уже ему двенадцатый годок. Зевс оказался метисом шарпея. Характер упрямый и жизнелюбивый. Сколько же радости он принес в нашу жизнь», - рассказывает Ольга Новосад.

Фото: «АиФ-Калининград»/ Ольга Новосад

Спустя лет шесть в группе ВКонтакте Ольга увидела пост о бездомном шарпее, который бредет по дороге. Тогда уже была группа помощи бездомным собакам этой нежной китайской породы. Волонтеры помогли бедолагу забрать, отвезли в приют Славянское и там кастрировали.

«Мы его забрали сразу на передержку, ездили навещать каждый день, а спустя пару месяцев взяли домой. Они долго привыкали друг к другу - Зевс и Макс. Теперь не разлей вода. Четыре года назад мы купили домик в деревне с большим участком для собак. И понеслось. Теперь у нас девять собак и три кота. Все с улицы», - говорит Ольга.

Наша собеседница с мужем по крупицам собирали истории выброшенных собак. Истории банальные. Куплены были за немалые деньги, потом появился ребенок. Мужчина – хозяин уехал на заработки. Собаку на улицу на цепь. Потом якобы кого-то укусила. Пинком под зад. И вот породистый пес оказывается на улице. Его дерут собратья. А у шарпеев кожа нежная, в складках. По помойкам они не могут побираться. Еще спустя какое-то время у Ольги появился кане корсо.

«Он также оказался в уличном вольере на соломе, без дома. Муж увидел и не смог забыть. Хорошо группа поддержки этой породы есть в Калининграде. Кастрировали, и мы забрали его уже четвертым в дом. Третьим стала Ася метиска шарпея, ее привезли с передержки. В свое время волонтеры группы, куда и я вхожу, спасли ее из СНТ, в сломанную лапу вставили пластину и теперь она хоть и хромает, но ведет вполне себе активную жизнь. В ноябре прошлого года в доме появился Плуто (Плутоха) шарпей из Прегольского. Он погибал на остановке, в снег и холод. Местные пинали, кондукторши подкидывали косточки. Старичок уже. Оказался практически слепым, с кривыми лапами из-за недокорма. Больной. Тоже общими усилиями забрали, и теперь он отъедается в тепле. Его выкинули, да и держали, судя по следу на шее – на цепи».

Фото: «АиФ-Калининград»/ Ольга Новосад,

Почему их выкидывают? Наигрались. Развелись. Разбежались. Некогда любимый питомец стал лишним, обузой. Подрал диван, пописал дома. Это поводы. Содержать собак дорого. Корма дорожают. А молоссы - аллергики и их надо кормить хорошим кормом. Лечить. Глаза и уши особенно, кожу. Ветеринарные услуги тоже дороги. А еще у них слюни и шерсть в доме. «Разведенцы» (так называют недобросовестных заводчиков) зарабатывают. Продадут за пару тысяч «породистого» щенка, а потом нерадивые хозяева  отправляют питомцев на все четыре стороны.

Нет контроля

Действенных мер, которые могли бы как-то урегулировать вопросы недобросовестного отношения к породистым собакая как со стороны владельцев, так и заводчиков, в стране нет.

«В Калининградской области, как и в России в целом, никак не урегулирован вопрос инбридинга (кровосмешение при разведении – прим. ред.). Второе – необходимо обязательное чипирование. Заводчики ставят чипы, но часто без регистрации, по нему не получить сведения о владельце. И конечно же нужны штрафы за ненадлежащее содержание животных, - комментирует ситуацию зоозащитница Катерина Ублинская. - У нас собак плодят, как хотят. В нашем регионе при таком разведении породы вообще вырождаются. Даже у самых популярных пород, таких как таксы, лабрадоры, при близком кровосмешении происходит вырождение, появляются аллергии, агрессия. И это все говорит о некачественном разведении. Приюты просто ломятся от количества собак. И мы пожинаем плоды моды на породу. Были в моде хаски - в моем приюте их уже пять. До этого была мода на доберманов, на ротвейлеров. У нас какие хочешь помеси были. И если мелкие породы еще как-то можно пристроить, то с крупными проблемы».

Кстати
В больших и маленьких приютах немало породистых собак. Можно не тратить десятки тысяч рублей, а взять собаку из приюта. Есть много способов помочь, даже если не можешь принять животное дома. Можно занести в благотворительный магазин ГАВ всё, чем готов поделиться. Вырученные средства идут на корм. Можно помочь автоволонтерством, отвезти собаку в клинику, например.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах