Примерное время чтения: 4 минуты
374

Неповторимые миры. Есть ли будущее у глубоководных исследований океана?

В Морском выставочном центре в Светлогорске при полном аншлаге прошла творческая встреча с легендой отечественной науки, гидронавтом,
исследователем Мирового океана, Героем России Анатолием Сагалевичем.
После просмотра документального фильма «Одиссея «Миров» зрители задали много вопросов. А в завершении прозвучали песни под гитару в исполнении Анатолия Михайловича.

Почему погибли люди?

Общение начали с обсуждения животрепещущей темы недавней гибели людей на глубоководном аппарате, опускавшемся к месту гибели «Титаника».

«Какие вы видите недостатки в последний погружениях к «Титанику»? Какие ошибки были допущены? Из-за чего погибли люди?» - задал вопрос из зала Константин Згуровский.

«Когда это случилось, был вал вопросов, я дал 58 интервью, - вспоминает именитый океанолог. – Всё дело в том, что этим серьезным делом занялись дилетанты, которые считали, что деньги всё могут. У них были миллиарды. Но они пренебрегли нормами безопасности, строили аппараты без надзора классификационных обществ, которые регулируют строительство. Прочный корпус этого аппарата был сделан из углепластика, этого материала нет ни в одних правилах. Он прочный, но хрупкий. А под давлением материал «устает», там остаются остаточные явления по прочности, и рано или поздно он должен был быть схлопнуться. Это и случилось. Они сделали порядка 13 погружений, и никому в голову не пришло подумать об этом. У меня был там друг, Пол-Анри Наржоле, он классный пилот, на «Титаник» сделал 37 погружений. Но у него нет инженерной мысли. Когда только начали делать этот аппарат, я его спросил, а из чего делают? Он сказал – углепластик. Я ответил – я бы в этот аппарат никогда не полез. А он ответил: Анатолий, там большие деньги».

«Что необходимо предпринять, чтобы такая трагедия никогда не повторилась?» – поинтересовалась калининградка Светлана Шувалова.

«Все аппараты должны создаваться по разработанным правилам безопасности. Люди пренебрегли этим. Это будет урок. Думаю, что сейчас примут меры, чтобы такие аппараты не погружались. С самого начала, когда аппарат начинает строиться, владелец заключает контракт с классификационным обществом. И эксперт следит за тем, чтобы все строилось по нормам».

Участник встречи Александр поинтересовался, приходилось ли ученому проводить время в барокамере и нет ли желания слетать в космос.

«В барокамере я сидел, потому что одно время погружался с аквалангом. Но в подводных аппаратах никаких декомпрессий проходить не надо, у нас внутри обычное давление. Мы вот работали с туристами в свое время, и у нас был американский космонавт, который установил рекорд длительности полета. Когда он залез в аппарат «Мир», то сказал: это почти как у нас, только у вас кнопок больше. То же самое сказал и космонавт Алексей Леонов, когда попал на «Мир».  После похода на Север он сказал мне: ты сделал практически то же самое, что и я, когда вышел в открытый космос. Только разница в том, что ты вошел в закрытый гидрокосмос. Раньше  мне предлагали слетать в космос, но я уже тогда сделал операцию на сердце, искусственный клапан, поэтому отказался. Всему свое время».

Будущее науки

Ученому задали вопросы о том, как сейчас развивается изучение морских глубин в России.

«У нас институт в Советском Союзе был один из самых крупных в мире – 2200 сотрудников. Было шесть крупных научно-исследовательских судов, шесть обитаемых подводных аппаратов. Сейчас практически все аппараты розданы по музеям. Штатная численность людей сократилась в два раза. Так сложилось, что не все люди в государстве поняли, чем мы владеем. Американцы признали «Миры» лучшими обитаемыми глубоководными аппаратами за всю историю создания. Это было признано центром развития технологий США. И когда Кэмерона спросили, почему он выбрал «Миры», он ответил, что работает только с лучшей техникой».

А можно ли ввести старые глубооководные аппараты «Мир» в эксплуатацию? И таким вопросов задавались слушатели.

«Аппаратов всего два. Один мы отдали во временное пользование в Музей Мирового океана. Там находится Мир-1, с которого мы делали съемки «Титаника». «Мир-2» пока стоит в ангаре. Но запланировано строительство образовательного центра в Москве, и там выставят второй аппарат. После того, как аппараты 12 лет бездействовали, ввести их в эксплуатацию очень сложно. Я написал несколько писем Путину. Я встречался с ним на Байкале, мы погружались на четыре часа, он обещал помочь. Но пока обещания остались в царстве Нептуна. Создать такие аппараты стоило больших усилий. А разрушить можно нажатием пальца. Сейчас исследования океана в прежних масштабах не ведутся. Будущее изучения океана нашей страной – всё упирается в деньги. Нужно, чтобы на это обратило внимание государство», - подчеркнул Анатолий Михайлович.

Справка
Анатолий Михайлович Сагалевич - советский и российский учёный, исследователь Мирового океана с применением глубоководных обитаемых аппаратов, профессор. В 1996 году по заказу американского кинорежиссёра Джеймса Кэмерона Сагалевич руководил экспедицией глубоководного аппарата «Мир» к затонувшему в 1912 году пассажирскому лайнеру «Титаник». Впервые в мире проведённые его коллективом глубоководные киносъёмки были использованы в одноименном фильме. В 2000 году Сагалевич участвовал в съёмках другого фильма Кэмерона — «Призраки бездны». Возглавлял экспедицию для съёмок фильма о немецком линкоре «Бисмарк». После катастрофы подводной лодки К-141 «Курск» 12 августа 2000 года Сагалевич спускался на ГАО «Мир» для исследования места аварии. Он же первым заявил, что Курск не мог затонуть из-за столкновения с другой подводной лодкой.

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах