aif.ru counter
31.10.2007 00:00
8

Его изобретение летает на Ил-76

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 44 31/10/2007

Борис КОНОНОВ 44 года отработал на Ташкентском авиационном заводе - от инженера-технолога до замдиректора по производству. А 5 лет назад вместе с семейством переехал из Ташкента в Полесск.

- Не знаю, отчего у других изобретателей случаются озарения, но меня надо озадачить, - рассказывает о причинах своей конструкторской плодовитости Борис Александрович. - Например, на совещании у начальника цеха радиоспециалисты пожаловались, мол, оборудование на испытаниях перегревается. Дескать, Кононов у нас голова - пусть что-нибудь придумает. Я задумался и вспомнил про вихревой эффект Ранка-Хилша: в вихревую трубу подаётся сжатый воздух, проходит через улитку, и из одного отверстия на выходе получаем горячий воздух, а из другого - холодный, до минус 20 градусов - то, что нужно, чтобы охладить приборы! Но это только идея - её надо превратить в описание, чертёж. Подобрать металл, а потом изготовить устройство.

- Однажды меня озадачил наш директор, - вспоминает авиаинженер. - "Огород мне надо поливать. Придумай водяную установку, чтобы вода била из шланга в радиусе 12 метров". Я не стал с этой "левой" работой мучиться, взял готовый топливный насос, внёс кое-какие изменения - и, пожалуйста, готова поливная установка.

Но если серьёзно, то большинство изобретений Кононова использовались в военной авиации. Например, генератор нейтрального газа проходил под грифом "секретно". Его установили на самолётах с целью нейтрализации паров керосина во избежание пожаров. За эту установку Борису Александровичу выдали премию - 390 рублей (при тогдашней средней зарплате в 135 рублей).

На заводе в те времена кого только не бывало: министры, высокопоставленные военные, секретари ЦК КПСС, космонавты, учёные. Юрий Антонов, конструктор Московского авиационного КБ , приехав как-то раз в Ташкент, заметил Кононову: "Борис Саныч, ты же сидишь на ящике изобретений! Сколько интересных устройств внедрил - чего ты их не запатентуешь?" С тех пор самолётостроитель на каждое своё изобретение начал оформлять в Москве авторские свидетельства.

- Я зарегистрировал 12 серьёзных изобретений. Одно из них, так называемый вихревой холодильник, использовалось при запуске ракеты "Союз-Аполлон". А другое - замок для крепления рампы грузового люка к фюзеляжу - до сих пор "летает" на Ил-76.

- Обычно я работал до глубокой ночи, - вспоминает изобретатель. - Часов в 19 вечера, когда уже все разойдутся по домам, сижу спокойно, статью пишу в журнал или изобретение оформляю. Жена не критикует, подчинённые не беспокоят. Кстати, моя супруга тоже работала на заводе. Поэтому проявляла понимание, когда я допоздна засиживался. Но однажды и она не выдержала. Мы сдавали военным самолёт, и я двое суток не выходил с лётно-испытательной станции. Возвращаюсь в 4 часа утра домой - она мне заявляет: "А почему ты у неё не остался?!" Обидно стало: "У кого? У работы, что ли?"

- Мои однокашники по Казанскому авиационному институту сейчас кандидаты и доктора наук. Один в Италии трудится, другой в Германии. Многие конструкторы и технологи с завода в Израиль подались, работают по специальности и не бедствуют. Но в Полесске-то не найдёшь работы по моей профессии. А я чувствую, что сил ещё хватает, - говорит 71-летний пенсионер. - Дома при жене скучно. Вот и устроился на турбазу разнорабочим. Зарплата небольшая, но хотя бы моральное удовлетворение имею.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых