(обновлено )
723

События в Казахстане глазами очевидца: «На улицах взрывались гранаты»

Яков Леухин и Зоя Барабанова  - друзья калининградца Станислава Солнцева. Вместе с шестнадцатилетней дочкой они отправились в Алма-Ату на отдых, а попали в осаждённый мародерами город. Все эти дни Станислав помогал семье выбраться из Казахстана, держал связь с консульствами и экстренными службами. Свои впечатления Яков описал в военном самолёте по пути на родину на странице в Facebook. Они  читаются, как самый настоящий детектив. Публикуем эти путевые заметки с разрешения автора с небольшими сокращениями.

День первый. 4 января

Утром мы отлично катаемся на Шымбулаке, хотя день не очень погожий. С равнин на горы надвигается облачность и постепенно закрывает склоны до высоты 2800. Мы же на трассах за Талгарским перевалом, расположенных на высотах от 2900 до 3200. У нас лишь солнце в дымке. Время утреннего скипасса подходит к концу, возвращаемся в город. На спуске с Талгарского перевала к Шымбулаку облако совсем плотное. Я еду на лыжах, девчонки идут на подъемник. Сыплет снежок. Спустились, оставив прокатное снаряжение и часть своих вещей в скилоке на курорте. Из-за погоды вечером решаем отменить запланированные вечерние катания и едем к девяти часам на Медео кататься на коньках. Автобус полон веселых молодых людей. Все на коньки!

Накатались за час и в начале одиннадцатого выходим с катка на автобус. А автобуса нет. Таксисты говорят, что и не будет. Мы сначала не верим, думаем, что шутят, зазывая к себе. Ведь автобусы в Алматы ходят отлично - с маленьким интервалом, удобные, быстрые, до самой ночи. Рядом полицейская машина. Спрашиваем у них. Они говорят, что автобус, возможно, будет. Идем в туристский инфоцентр поймать вайфай, посмотреть, где же на самом деле ближайший автобус по яндексу (мобильный интернет почему-то не работает). В инфоцентре узнаем, что и у них интернета нет. Он заблокирован. И в городе действительно протесты. Снова идем на остановку. К нам подходит уже новый таксист и говорит, что все серьезно, с транспортом проблемы, и он нас довезет вместе с еще одним пассажиром. Называет обычную для поездки от Медео цену. Соглашаемся и едем. По дороге узнаем подробности. Оказывается, еще с третьего числа по Казахстану митинги по поводу повышения цен на автомобильный газ, но сегодня они особенно большие. Протестующие,  помимо требования понижения цен на газ, выдвигают политические требования.

Дома смотрим соцсети, пишут, что в Алма-Аты огромный митинг и уже идут столкновения с полицией. С улицы слышим взрывы светошумовых гранат. Ложимся спать, пытаясь переварить происходящее. Утром мы хотели поехать на новую горнолыжную станцию - Ой-Карагай. Пока еще придерживаемся этих планов. Ну, митинг - бывает.

Казахстан. 4 января. Мирная жизнь
Казахстан. 4 января. Мирная жизнь Фото: Facebook

День второй. 5 января

Утром выясняется, что мобильный интернет работать нормально не желает. 2гис показывает отсутствие движения автобусов. Значит, на Ой-Карагай мы не едем. На сайте Шымбулака объявление, что курорт закрыт до нового уведомления. Это тоже дает повод задуматься. Решаем, что лучше сдать прокатное снаряжение. Звоним на Шымбулак, там говорят, что подъемник до самого курорта работает, можно приехать и все сдать. Но такси вызвать не получается. В соцсетях уже пишут про жесткие столкновения с полицией, еще более массовые выступления. Это подтверждается звуками с улицы - скандирования, взрывы светошумовых гранат. План резко меняем.

Решаем, что женщины больше на улицу не выходят. Зашториваем окна, чтобы в случае взрыва светошумовых задержали осколки стекла. Я иду покупать продукты дня на три. Во дворе  встречаю соседа. Спрашиваю, работает ли ближайший супермаркет. Он говорит, что тот закрылся и вообще «там по улице идут неадекваты». Иду в мелкий магазинчик прямо в нашем доме. Он тоже закрыт. По 2гис ищу следующий. Он в паре кварталов от нас. По дороге встречаю то обычных прохожих, то спортивного вида молодых людей, то молодых людей, вдвоем ведущих под руки раненого. По дороге звоню на номер искомого магазина и убеждаюсь, что он работает. Но до него не дохожу, увидев не отмеченный на карте маленький магазинчик. Захожу в него. Продавщица просит покупать скорее потому, что "я закрываюсь, вон неадекватные уже идут". Успеваю кинуть в рюкзак три пачки макарон и сосиски. Выхожу, за мной тут же закрывают двери. С улицы, перпендикулярно той, по которой я пришел в магазин, доносятся скандирования, близкие взрывы светошумовых. Не сильно оглядываясь, быстрым шагом иду обратно к дому. На улице некоторое количество зевак, в ресторанчике кто-то даже за столиками сидит и явно удивленно смотрит на происходящее.

Как только я вернулся, решаем, что надо бы посидеть дома. Восьмого у нас самолет в Астану. По сообщениям в интернете, аэропорт работает. На два дня продуктов хватит. У  нас на троих полторы пачки сосисок и три пачки макарон, кетчуп, курт (казахский сыр длительного хранения) в некотором количестве, пачка печенья, две шоколадки и даже по полбутылки пепси и кумыса.

Тем временем, события сыплются как из рога изобилия. Захвачен акимат (мэрия) Алматы, президентский дворец, у полиции отбирают транспорт и оружие. Мимо наших окон проходит несколько очень уставших "космонавтов". Вводится ЧП и комендантский час.

И все больше, и больше поступает нам вопросов от многих наших друзей. Спрашивают, где мы, как нам помочь. Звонки, смски. Мы успели ответить лишь на малую часть комментариев. Вечером отключают интернет. Все становится как-то грустно. Через Россию смсками получаем телефоны консульств. Начинаем выяснять у авиакомпаний по поводу обмена билетов. Друзья в России начинают суетиться и пытаться выяснить, как бы нас вытащить из Алматы. Мы думаем, что в самый разгар бардака любой сухопутный путь опасен. Авиакомпании говорят, что все по плану.

Взрывы светошумовых постоянные. С вечера к ним добавляются нечастые выстрелы.

Ночью внезапно наступает относительная тишина, дают интернет на несколько часов. Узнаем, что кроме того, что захвачены административные здания, город накрыл грабеж и мародерство. Видим на видео магазин, в котором мы только вчера покупали обновки, разбитый и разграбленный. Разграблены оружейные магазины, оружейка КНБ. А тишина, очевидно, связана с тем, что полиция не справляется. Грабежу никто не может помешать.

Узнаем самую неприятную для нас новость: захвачен и разграблен аэропорт.

Все становится совсем серьезно. Не спится. Качаем фильмы, предполагая затворничество в ближайшие дни. Слушаем редкие выстрелы. Также в инете появляются сообщения, что силовики планируют жестко зачистить город.

Ближе к утру действительно периодически слышны перестрелки и взрывы. Будет ли какая-то спецоперация или нет - непонятно. Тем более к утру отключают интернет. Остается только телефонная связь. Но, слава Богу, она работает. Правда, без сбоев только у меня, у девчонок с перебоями (разные операторы).

День третий. 6 января

С вечера дали задание в Россию узнать телефоны наших дипломатов и консулов. Хотелось бы знать, что нам делать. Телефоны нам присылают. Также периодически «смсят» новости.

Вспоминаем, что в телефонах есть ФМ-радио. И через некоторое время, наконец, слушаем а) новости на казахском и русском (главная  - ЧП, связи нет, банки не работают) и б) зачитываемое торжественным голосом на казахском и русском сообщение о том, что в городе идет антитеррористическая операция. Нас просят не выходить из дома и не подходить к окнам.

В принципе, мы уже все делаем, как просят. А что-то еще сделать на самом деле затруднительно. Появляется уйма свободного времени. Потратить его на работу не получается - вся работа в интернете, а его нет. Смотрим сериалы, что успели накачать, шутим, играем в "башню" (дженгу). Играем в  "Большого Уха" - обсуждаем, насколько далеко от нас очередная стрельба. Периодически пытаемся куда-нибудь дозвонился. Дозвонились до хозяина апартаментов. Он сказал, что мы можем жить в них, сколько нужно из-за ЧП. Говорим, большое спасибо. Еще из России удалось дозвонится до консульства в Алматы. Они посоветовали сидеть дома и никуда не выходить, ждать новости из СМИ. Ложимся спать в надежде, что в ближайшее время ситуация как-то разрешится.

Из новостей узнаем, что Токаев просит помощи войск ОДКБ. Как будет выглядеть эта помощь, не уточняется. Нас это серьезно пугает. Пока мы просто иностранцы, и отношение к нам хотя бы нейтральное. Но если российские солдаты начнут стрелять в казахстанцев... бить будут и по паспорту, и по морде.

Засыпаем под звуки взрывов и выстрелов. Их слышно всю ночь. Иногда они совсем рядом. Тогда просыпаемся, но, убедившись, что продолжение не следует, засыпаем снова.

День четвертый. 7 января

Просыпаемся поздно. Периодические выстрелы и взрывы продолжают нас сопровождать. Как и ранее, это не продолжительные бои, а какие-то одинокие очереди и бабахи. Все сильнее беспокоимся о том, как нам выбраться. Но никуда дозвонится ни мы, ни наши друзья из России не могут. Каждые полчаса слушаем новости по радио. Как в старинные времена - замолкаем вокруг приемника (телефона) и внемлем. Новостей немного: "Продолжается антитеррористическая операция". Хотя, иногда намекают на восстановление связи и прочих атрибутов мирной жизни. Но в других городах. То, что к нам это не относится, подтверждают очередная очередь или взрыв за окном.

Точной информации о перелетах нет, информации о том, можно ли уехать поездом, тоже. Все предложения выезда через Бишкек или иным сухопутным способом отметаем - никто не повезет, да и считаем это опаснее, чем сидеть в Алматы.  Никаких данных о путях следования. При этом к вечеру шестого числа уже было понятно, что все стороны готовы стрелять в людей. И если мятежники или военные могли выстрелить в одинокую машину, обознавшись, то мародеры - вполне целенаправленно. Никакой линии фронта нет, попасть в случайный бой тоже несложно.
С обеда перестает работать не только интернет, но и телефонная связь – видимо, из сети вышвырнули всех, кто в роуминге. А по новостям объявили о планах восстановить работу аэропорта восьмого числа.

Продукты экономим еще с пятого числа. Благодаря тому, что физнагрузки минимальные (спим, ходим по дому) едим два раза в день. Тем не менее, из всего богатства осталась только пачка макарон, два яйца и две шоколадки, несколько кусочков курта и печенек.

В 15.00  - обращение президента Казахстана Токаева. Из него делаем два важных вывода. Они, правда, собираются воевать, и, правда,позвали иностранную помощь ОДКБ. Но обещают, что солдаты ОДКБ не будут участвовать в боевых действиях. Очень на это надеемся.

Единственная доступная связь - служба 112 - с продуктами помочь не может, никакой гуманитарки нет. По радио узнали, что с девятого января должен заработать аэропорт.

Все это (отсутствие связи и продуктов) означает, что хочешь - не хочешь, а придется выбираться из дома. Вылазку назначаем на завтра. Ситуация осложняется тем, что пятого числа мы не успели снять наличные тенге, а банкоматы не работают (разграблены и отключены).

День пятый. 8 января

Сегодня мы должны были лететь в Астану. Но даже не можем узнать, возможно ли это. Отсутствие по радио информации об аэропорте дает основание полагать, что никуда сегодня не полетим.

Под утро раздается близкий взрыв. Где-то звучат выстрелы. Но голод - не тетка. Надо идти. 
Почему-то думаю, что лучшее время для выхода - около десяти утра. Беру рюкзак и последние оставшиеся тенге. Рубли тоже беру. Попробую уговорить продавца продать продукты за рубли.
Но это, если мне еще повезет и хоть кто-то что-то продает.
Выхожу со двора на улицу. Смотрю по сторонам - никого, слышу очередь, но явно далеко. Иду по аллее, и вот, чудо: в магазинчике, расположенном прямо в доме, дверь открыта. Люди входят и выходят. Обмениваюсь парой диалогов. Оказывается, все, кого встретил, как и мы, только сегодня вышли в магазин, так как прижало, да и магазин открылся только на час, чтобы продать хлеб. Никто не знает ничего больше, чем мы.  Продавщица нервничает и просит побыстрее покупать. Пробую уговорить ее продать продукты за рубли, но она говорит, что продала бы, но не хозяйка, а ему надо звонить. И тут один из покупателей выручает меня и меняет рубли на тенге. У меня появляется шесть тысяч тенге, которые превращается в две пачки макарон, две пачки круп, плавленый сыр, две консервы сардин, пачку масла на растительных жирах. Больше в магазине  ничего и не осталось. Зато полные полки пива и водки. Но никто не берет. Вышел из магазина. Снова автоматная очередь и взрыв. Иду обратно домой. Вопрос со связью решить не получилось. Через час еще хочу выйти за хлебом - продавщица обещала лепешки.

Домой возвращаюсь, торжественно неся перед собой пакет с продуктами. Позавтракали. Я снова вышел до магазина и успел купить две лепешки. Нашел еще один работающий магазин. В нем смог обменять еще тысячу рублей на тенге. Но с телефоном никто не помог. Посоветовали сходить на почту, может быть, она работает и оттуда можно позвонить. Иду по городу. Вроде он  и не похож на осажденный мародерами. И не скажешь, что вот тут, на углу, буквально на днях растащили оружейный магазин. Машины ездят, и даже по правилам. Люди куда-то идут. Видимо те, кому очень надо, как и мне. Почта закрыта. Но непонятно, из-за ЧП или потому, что, согласно объявлению на ней, переехала в отделение в соседнем квартале. Подумать об этом я не успел. В сквере через дорогу раздались автоматные очереди. Пришлось выдвигаться обратно в сторону дома. Приметил удобный арык вдоль улицы - можно прыгнуть в него, если что. Вернулся домой.

И, все-таки, как же наладить связь? Работают ли еще местные номера или не только наши роуминговые выкинуты из сети? Решаемся, наконец, сделать то, что опасались делать все дни, но что советовали сделать по 112 - стучимся к соседям.

Открывает пожилая женщина. Как оказалось, она все эти дни опасалась, что в квартире живет кто-то опасный, участвующий в мародерстве, ведь квартира сдается посуточно. Сама она еще никуда не выходила и очень бы хотела свежего хлеба. Поделились с ней лепешкой. Попробовали позвонить в Россию с ее телефона. Ничего не вышло. Вместе постучали ко второй соседке, которая и оказалось для нас самым лучшим другом до самого отъезда из Алматы.

Ближайшие сутки мы были накормлены вкуснейшими домашними овощами, обеспечены связью и всяческой помощью.

Благодаря соседке мы наладили связь с российскими друзьями и родственниками. Она через своих родственников и друзей пыталась выяснить, что будет с нашим перелетом в Москву. Мы вновь много раз подряд пробовали дозвониться до российского консульства, до МИД в Москве. Но тщетно. Занято, сброс номера. Ни мы, ни наши друзья из России за все дни больше ни разу не смогли туда дозвониться. 

От алматинцев получили сарафанное радио, что аэропорт раньше десятого числа не заработает.

Настраиваемся на очередные несколько дней нашего "алматинского сидения". Фильмы пересмотрены все. Работа, что можно было сделать без интернета, сделана. В «Башню» играть надоело. Перешли к чтению литературы.

Ночью с улицы доносится гул техники. Но за всю ночь была лишь несколько выстрелов очередью.

День шестой. 9 января.

Утром по радио передали, что аэропорт закрыт на неопределенное время, надо ждать уведомления. Обещали открыть одну из сетей супермаркетов. Но где взять наличку, чтобы там что-то купить, не сказали.

Поэтому к десяти я отправился в магазин за лепешками. Лепешки были свежайшие. Новости, которыми обменивались покупатели, были старыми. Зато выстрелов на улице не было.

Вернулся домой, позавтракали.  Постучали к соседке, попросили позвонить в Россию, попросить еще раз разузнать, что там с перелетами. Зоя позвонила партнеру фирмы сообщить, что не выйдет завтра в офис. Он рассказал, что видел информацию в комментариях друзей по Фейсбуке на наших страницах, что россиян вывозят военные борты и надо быть сегодня в 14.00 в аэропорту. Время 12.30. Срочно собираемся. А еще надо решить квест - где найти машину? Пока трамбуем чемоданы, просим соседку помочь с телефоном такси или водителя.

Каково же наше удивление, когда соседка говорит, чтобы мы несли вещи в машину. Она нас довезет!!! Наша радость и чувство благодарности безмерны. В 13.30 мы уже в аэропорту. Казахские и российские военные погрузили нас в Ил-76, на лавочке в котором и написана большая часть этих заметок.

Прилетели в Чкаловский, выгрузились. На входе в терминал стоят двое в противочумных костюмах и опрыскивают чем-то всех прилетевших и багаж. Только химии не хватало… Оказалось, что опрыскивают спиртом! Погранконтроль, ПЦР, платформа электрички…

Добрых людей больше

«Самый главный урок, который я вынесла из этих событий – какой бы критической ни была ситуация, не надо стесняться просить о помощи, - говорит Зоя Барабанова. – Везде есть хорошие люди, их гораздо больше, чем неадекватных. Тот же сотрудник МЧС, рекомендовавший нам по тел. 112 постучаться к соседям, узнав о том, что я сварила ребёнку последние макароны, готов был лично привезти нам продукты. Мы очень поздно узнали о том, что нас вывозят – за полтора часа до вылета военного самолёта. Если бы не героические усилия соседки, совершенно незнакомой нам женщины, мы до сих пор оставались бы в городе. О рейсе мы узнали совершенно случайно. Мой партнёр по работе просто увидел комментарий под нашим постом в соцсети. Если бы не это, до сих пор остались бы в Казахстане. Главная проблема, с которой мы столкнулись, - недостаток информации. Оповещение по соцсетям в стране, где отключен интернет, сами понимаете, эффективным не назовёшь. Местный МЧС, к моему изумлению, информацией о вылетах, по крайней мере, в ночь на 9 января, не располагал. Наш калининградский друг Станислав (он родом из Казахстана и понимает специфику лучше нас) также испытал шок, когда дал нам телефоны официальных организаций, а дозвониться туда невозможно - работает автоответчик. Оповещение в таких ситуациях должно осуществляться по всем возможным каналам.  Отдыхающие в отелях оказались в лучшей ситуации. Их и эвакуировали первыми. Но идти туда, когда на улицах гремят взрывы, – не вариант. Мы и так пережили сильный стресс. Рады, что выбрались из этой заварухи и благодарны всем, кто нам помог».

Ждём беженцев?

Президент Калининградской региональной общественной организации «Российско-Казахстанский культурный центр» Даниил Колпаков уверен, что после январских беспорядков в Калининград хлынет поток русскоязычных жителей Казахстана:

«Многие боятся оставаться там, опасаются конфликтов по этническим мотивам, - рассказал он. - Люди звонят, спрашивают, как уехать в Россию. Всю информацию от консульства, вплоть до расписания авиарейсов, мы публикуем в Инстаграм @kazakhstan39. Сам я нахожусь в Павлодаре - у нас спокойно. Вот только интернет отрубили 6 января и включили аж 10 января. Долго не мог связаться с друзьями и партнёрами по бизнесу в Алматы. Они предпочитают не выходить из дома, и правильно делают. Перелом уже произошёл. Всех, кто встал в ряды экстремистов и мародёров, накажут. Социальные реформы пройдут, изменения неминуемы».

В Представительство МИД России в Калининграде также обращались семьи. Просили помочь переправить пожилых родственников из Казахстана в наш город. Были и те, кто хотел срочно выехать в Казахстан. Всем дали номера «горячих линий», рекомендовали альтернативные маршруты выезда, минуя захваченный аэропорт в Алматы. 

Подобные обращения были и в правительство области. Как рассказала руководитель Агентства по международным и межрегиональным связям Калининградской области Алла Иванова, всем разъяснили порядок действий – через Кризисный центр при МИД РФ. Министерство туризма области, в свою очередь, отработало вопросы с авиакомпанией, осуществлявшей рейсы в Казахстан. 

10 января Комитет национальной безопасности республики сообщил, что ситуация стабилизировалась.  9 и 10 января из Казахстана в Россию вывезли 1697 человек. Эвакуация продолжается.

Справка
Массовые митинги в городах Казахстана начались 2 января. Последней каплей для населения, которое вышло на улицы городов, стало двукратное подорожание цен на автомобильный газ. Спустя несколько дней бунты переросли в вооружённые столкновения. Сейчас это называют попыткой государственного переворота.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах