(обновлено )
Примерное время чтения: 8 минут
645

Кто вернёт моряков домой? Калининградцы застряли на судне в Мавритании

Еженедельник «Аргументы и Факты» №17. Аргументы и факты - Калининград 27/04/2022
Из архива Татьяны Букиной / «АиФ-Калининград»

Двадцать калининградцев застряли на судне в Мавритании. Родные собирают деньги, чтобы отправить  их на родину.

Моряки находятся в бедственном положении. Еды и топлива на судне осталось на считанные дни. Более того, корабль рискует затонуть. Родные  ищут способ, как вызволить мужей и братьев из африканского «плена» и вернуть  домой.

Запасы еды – на исходе

По информации калининградского отделения Российского профсоюза моряков, рыболовное  судно Archimedes оказалось в бедственном положении. Корабль отработал месяц и с февраля стоит на рейде в порту Ноадибу (Мавритания) – у судовладельца из Анголы закончилась лицензия на добычу рыбы.

В экипаже  - 27 россиян из Крыма и Калининграда. Запасы продуктов на исходе, с водой – проблемы, топлива осталось до пятницы, 22 апреля. Выключают в целях экономии даже огни, что небезопасно.  Зарплату моряки ещё не получали. Сейчас их родные собирают деньги, чтобы купить билеты и отправить домой.

«Российское консульство помочь мало, чем может, так как судно работает под флагом Анголы. Мы направили туда ноты протеста. Обратились в Международную федерацию транспортников. В  калининградской крюинговой компании "Флот Кадры" на прошлой неделе сообщили, что ситуация нормализуется в ближайшее время, когда состоится продажа судна. А потом перестали выходить на связь», - рассказала председатель профсоюза моряков Людмила Измалкова. 

У калининградки Татьяны Букиной на этом судне находятся братья: родной Дмитрий и двоюродный Глеб.

«Десятого января они ушли в море от крюинговой компании «Флот Кадры», - рассказывает Татьяна Букина. – Им  обещали рейс в Намибию. Но с 31 января по настоящий момент судно с экипажем стоит на приколе у берегов Мавритании. Со слов моряков, его не отпускают, так как стоянка до сих пор не оплачена. Топливо на судне тоже почти на нуле. Дали разрешение на заправку, но денег так и не прислали. Еда в очень скудном количестве, воды еле хватает. Корабль понемногу тонет, так как насосы работают при заведённом двигателе, а для того, чтобы как-то выжить, его стараются на ночь глушить. В любой момент судно может не завестись и отключиться, так как топливо почти на нуле. Экипаж по ночам охраняет судно и свои жизни от местных жителей. Интернет отключили. Чтобы как-то быть на связи, экипаж продаёт за мегабайты личные вещи. Также стараются выходить на связь через береговой интернет, но она очень плохая. Наличные  закончились – пришлось покупать еду и воду,  чтобы прожить, пока ждали, что судовладелец выйдет на связь. Лицензия на ловлю рыбы закончилась через неделю после того, как начался рейс. Потом закончилась и лицензия на судно, требующего ремонта. Приезжал оценщик, экипажу говорили, что судно перекупят и затянули с ответом ещё на две – три недели. И так весь рейс: тянут время и ищут для этого новые причины. Считаю, что «Флот Кадры» должны выслать деньги своим клиентам -  они тоже должны нести ответственность за свою работу. И государство должно помочь своим гражданам. Денег у экипажа на билеты домой нет. Судовладелец денег не даёт и не выходит на связь».

20 апреля братья прислали по вайберу видео, где рассказали, как ощущает себя экипаж сейчас.

«Стоим в Нуадибу почти три месяца. Промысел длился всего две недели, после этого мы остановились. Руководство промысловой компании о нас забыло. Мы предоставлены сами себе, - говорят моряки. – Топливо официально, если бы всё работало, закончилось бы полтора месяца назад. Живём в режиме жёсткой экономии. Стирки белья нет. Робу вручную можно за бортом постирать. Сжигаем мусор, чтобы что-то подогреть, кофеёк или чай попить. Слава богу,  они ещё есть  - из старых запасов. Двигатель включается до 16 часов, чтобы можно было приготовить один раз горячую еду, затем -  откачать воду. У нас течь с кингстонов идёт. Если не откачивать, через месяц мы будем на грунте почивать. В 16. 00 двигатель выключается – темень. Гальюны не работают. Про душ и говорить нечего. Забортную воду берём – можно сполоснуться. Потом умываемся из бутылки пресной водой, которую успеваем получить за недолгое время работы двигателя. Еды осталось на пару – тройку дней. «Лепёшки» половим – ничего страшного. Какие-то консервы ещё есть.  Может, у кого-то есть совет, как выжить, как отсюда рвануть в родные пенаты? Все хотели бы просто-напросто отсюда уехать. Уже никто не говорит о каких-то зарплатах и снабжении».

У Елены Пахомовой на этом судне тоже находится брат.

«Сергей выяснил, что авиабилет до Москвы стоит 180 тыс. руб.. Приятели собрали для него 30 тыс., но это капля в море. Непонятно, где взять остальную сумму. У меня таких денег нет. Да, даже, если найдём, переводы сейчас не отправляют. Вопросов много, - говорит она. – Надеемся на адвоката».

«Очень переживаю за мужа, - говорит калининградка Марина Изотова. – Тревогу забили, когда увидели в СМИ комментарий профсоюзов. Мол, собирайте деньги – мы не поможем. А где их взять, если самый дешёвый билет стоит 180 тыс. руб.?  Таких денег в семье нет. Муж отправился не на отдых, а зарабатывать, но ему  ни копейки не заплатили. Когда Интернет отключили, он сменял ботинки на мавританскую СИМ карту, иначе мы даже общаться бы не смогли. Виталий рассказывал, спустя месяц стоянки на судне появился агент. Ходил, всё обследовал, фотографировал. Поговаривали, что судно хочет купить некая московская компания, но, видимо, не срослось. Сейчас мы бьёмся в закрытые двери. Старшая дочь (она живёт в Москве) уже обращалась в Следственный комитет. Там заявление приняли, но сразу сказали – мол, помочь ничем не сможем. Вчера поехала в МИД, а там карантин. Все заявления принимают в электронном виде. Подала. Срок рассмотрения – 30 дней. Но у моряков нет столько времени! Неделю назад экипаж собирал капитан (он из Белоруссии). Никогда его таким не видели - чернее тучи. Сказал: «Никому мы не нужны! Нас бросили». Что будет дальше? Сколько судно продержится на плаву, когда топливо закончится? Да, и смысл на этом ржавом корыте сидеть, ждать, что оно затонет. Они ведь не у причальной стенки стоят – в открытом океане! Сейчас шлюпки приспущены, объявлена готовность № 1. Но что наших родных ждёт на берегу? Не бомжами же им там сидеть…»

Моряки подумывали спустить на воду спасательный плот, который в автоматическом формате даёт сигнал «SOS». В этом случае проходящее судно должно их доставить в ближайший порт. Но есть и другой вариант – самостоятельно на шлюпках добраться до берега, а там искать консульство.

Судовладелец на связь не выходит

Как пояснили в МИД России в Калининграде, 22 марта экипаж судна обратился в консульский отдел Посольства РФ в Мавритании. По имеющимся там данным, ареста на судно наложено не было, экипажу никто не препятствовал в возможности сойти на берег. Ангольский судовладелец обещал капитану нормализовать ситуацию, но обещаний не сдержал. В дальнейшем обращения экипажа и работающих в Мавритании агентов игнорировал. Посольство уведомило Консульский Департамент МИД России о данной ситуации. Прорабатывается вариант организации репатриации членов экипажа в соответствии с действующим порядком. 15 апреля по рекомендации Посольства капитан судна обратился к властям порта с предупреждением о скором вынужденном оставлении судна экипажем ввиду полного израсходования топлива. Консульский отдел Посольства при решении данного вопроса находится в контакте с коллегами в диппредставительстве Анголы – государства регистрации судна, а также с представителем Росрыболовства России в Мавритании.

«Мы постоянно общаемся с представителем судовладельца в Лас - Пальмасе. По его словам, африканская компания (она скупает рыбу), которая  хочет приобрести судно, завезла рыбакам продукты и воду, - сообщила заместитель гендиректора «Флот Кадры» Татьяна Жаркова. – Я лично разговаривала с капитаном в четверг: еда и вода есть. Топливо действительно на борту ограничено. Зарплату экипажу действительно никто не выплатил. Но и контракт у них ещё не закончился. Судно стоит два месяца, не может выйти на промысел. Когда мы отправляли моряков в январе (от нас летели 20 калининградцев), с лицензией у судовладельца всё было нормально. Насчёт того, что закончилась лицензия на судно, мне ничего неизвестно. Насколько я знаю, регистр у них до июня. Но это и не наша обязанность лицензии проверять. Наша задача – скомплектовать экипаж.  Некоторые люди полетели на судно по второму – третьему разу.  До сих пор никаких проблем не было. Сейчас случился форс-мажор. Кто виноват? Судовладелец. Нам он уже три недели ни на один телефон не отвечает. Больше от нас ничего не зависит. Мы можем только узнавать информацию. На наш взгляд, без рейсовой зарплаты покидать судно не нужно».

Оцените материал
Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах