aif.ru counter
08.05.2015 15:15
639

Пять кило медалей. Как ветеран из Калининграда готовился к параду в Москве

Сюжет Эхо Победы. Как в регионе отмечают 70-летие окончания Отечественной войны
Энергии фронтовику не занимать. Не скажешь, что ему скоро 93.
Энергии фронтовику не занимать. Не скажешь, что ему скоро 93. © / Станислав Ломакин / АиФ

Полный комплект боевых наград  (их более тридцати) полковник морской авиации, калининградец Борис Глыбин на парад Победы в Москву решил не брать: все-таки тяжело носить на себе пять лишних килограммов. Наденет только самые памятные - два ордена Красного Знамени, «За оборону Советского Заполярья» и «За победу над Германией в ВОВ 1941-45 годах.

На Парад Победы наш земляк поедет в фирменном костюме с орденскими планками, который специально для него сшили в ателье военторга. Новенький китель с золотыми погонами сидит на ветеране как влитой.

«Медкомиссию выдержал серьезную: проверяли все - от анализов крови до работы «мотора», - говорит Борис Дмитриевич. - Доктор вынес вердикт: «Ехать можно!».

Ветеран выглядит значительно моложе своих лет, стройный, подтянутый. Каждый день начинает с зарядки из семи упражнений: для рук, ног, поясницы. За два последних месяца провел в школах области 63 выступления - не у каждого преподавателя такая нагрузка. Внуки поражаются энергии дедушки. Что внуки! У героя уже правнучка и два правнука имеются, и это особый повод для гордости.

Попал под бомбу

Борису было всего 18, когда началась война. Он хорошо помнит, как в Военно-морском авиационном училище завыла сирена и начальник объявил о вероломном нападении на Советский Союз. Эвакуировались из Карелии ночью, тайно вывозили имущество, в том числе три учебных самолёта и сейфы с секретными документами.

Перебазировались в Петергоф, а спустя время - в Пермь. Все думали, война будет недолгой, как в песнях тогда пели, и продолжали учиться. Но засиживаться за занятиями не пришлось. Юноше досрочно присвоили звание младшего лейтенанта и направили на Северный флот - в Ваенгу (сейчас - Североморск). Назначили командиром радиовзвода 41-й роты связи и начальником радиостанции большой мощности: 11-АКА. Работали в режиме «морзянки».

А спустя три месяца по указанию командующего флотом создали новую роту связи при штабе авиации, которая обеспечивала телефонно-телеграфной связью штаб 14-й армии в Мурманске со штабом Северного флота в Полярном. Пришлось переквалифицироваться.

«Так в декабре 1941 года началась моя война, - говорит ветеран. - Линия связи держалась на деревянных опорах. Немцы часто бомбили дорогу, где она проходила. А мы выезжали и искали повреждения. Мурманск был весь в огне. Наши деревянные опоры тоже горели, висели провода с изоляцией. Помню, 18 июня 1942 года на окраине города шли жестокие бои. Фронтовики прозвали это место «долиной смерти», сейчас это Долина Славы.

Штурм Кенигсберга глазами реконструкторов | Фотогалерея

Восстанавливать линию связи за 27 километров мы поехали вчетвером на автомобиле. На Мурманск одна за другой падали зажигательные бомбы, полыхали двухэтажные деревянные дома. Жарища от огня страшная! Нашли разрыв. С трудом восстановили линию под непрерывными бомбежками. Налеты были по 50-60 самолётов зараз. Когда возвращались к машине, завыли сирены. Решили переждать налёт во дворе, схоронились за камнями. И тут в 70 метрах от нас взорвалась бомба. Всех пораскидало в стороны, я потерял сознание. Очнулся - трясут за плечи».

Незримый свидетель

Северному флоту тогда было всего восемь лет, военной мощи он еще не приобрел. У нас было 116 самолетов, у немцев - 750. Глыбин отвечал за связь с летчиками, направлявшимися на боевое задание.

«По Баренцеву морю шли суда: везли продовольствие, горючее, металл, - рассказывает он. - Наши самолеты охраняли эти караваны. Радиостанция находилась прямо на аэродроме. Жили в землянках. Холодно, ветер прошивает насквозь.  С питанием было плохо: немцы перерезали дорогу с Ленинграда на Петрозаводск. Довольствовались  сухой картошкой, морковью и хлебом, которые заготовили до войны. Наш доктор собирал хвою, заставлял пить ее горький настой. Это спасло от цинги».

Рота Глыбина обеспечивала связь с командным пунктом Героя Советского Союза Борисом Сафоновым, сбившим 33 немецких самолета. Погиб летчик 30 мая 1942 года, и связист был тому незримым свидетелем.

«Самолет Сафонова вместе с другими охранял караван кораблей, - вспоминает он. - Завязался воздушный бой. Я в это время сидел на радиостанции, слушал, как летчики переговаривались. Сафонов произнес только одно слово: «мотор...». Он тогда на «американце» летал, а у них часто заклинивало двигатель».

Видимо, так произошло и в тот раз. Выбраться из кабины летчик не смог. Может, потерял сознание. Самолет пошел на дно вместе с ним. За этот подвиг Сафонову дали второе звание Героя Советского Союза, уже посмертно.

Под землей. Экскурсия в бункер, где немецкое командование сдало Кенигсберг | Фотогалерея

Глыбин и сам летал шесть раз вместо боевого стрелка. Сбрасывали бомбы на аэродром. Но начальник узнал об этом и запретил «безобразие». Мол, каждый должен заниматься своим делом! Сколько таких историй было, сколько летчиков не вернулись с заданий…

Победа пришла неожиданно. Утром проснулись в землянке от громких выстрелов. Выбежали, а все кричат: «Война кончилась!».

На Параде Победы в Москве Борис Дмитриевич был трижды. Но будущую поездку считает самой ответственной: как-никак юбилей Великой Победы.

«Пройду за всех калининградцев бодрым шагом, а потом - домой. Встречайте!», - предупреждает фронтовик.

Досье
Войну Глыбин окончил лейтенантом. Прослужил на Севере ещё девять лет, был заместителем начальника Штаба авиации Балтфлота. В запас уволился в звании полковника. В 1968 году работал в райвоенкомате Октябрьского района Калининграда, старшим инспектором по кадрам в отделе вневедомственной охраны УВД Калининграда. Написал книгу «Ветераны Северного флота на Калининградской земле».

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество