aif.ru counter
3071

На безрыбье. Почему на наших прилавках нет дешевой рыбы

Станислав Ломакин / АиФ

Заместитель министра сельского хозяйства Калининградской области, экс- руководитель реорганизованного Западно-Балтийского управления Росрыболовства Максим Будурацкий рассказал АиФ-Калининград,  как в ближайшие годы будет развиваться рыбная отрасль, могут ли рыбаки рассчитывать на поддержку и стоит ли покупателям ждать дешевую рыбу.

Вернут 30% средств

Татьяна ОСТАПОВА, KLG.AIF.RU Максим Александрович, уже после того, как вы покинули  пост руководителя Западно-Балтийского управления Росрыболовства, вы сказали: «В каком бы министерстве мы не были, если это не основная отрасль, ею всегда будут заниматься факультативно». По- прежнему так считаете?

Максим БУДУРАЦКИЙ: - Реорганизация случилась, и это надо принять, как данность. Знаю, что многие рыбаки с этим не согласны, говорят, что она проведена не совсем корректно. Но будем в новых условиях делать все, чтобы работать максимально эффективно. Выполнять те же государственные, областные программы, но под другой вывеской. Опыт оказания помощи предприятиям у министерства сельского хозяйства огромный, и это плюс.

- Эти программы подкреплены финансово?

- В 2015 году на прибрежное рыболовство регион выделил 72, 4 млн, на развитие аквакультуры 41 млн рублей. По мере необходимости, суммы будут корректировать. Если программы подтвердят свою эффективность, правительство области увеличит объем средств на поддержку отрасли. Деньги будут, если они помогают работать.

Надо понимать, что мгновенной отдачи здесь ждать не приходится. Рыбохозяйственный комплекс - очень масштабный, сложный и дорогостоящий. На модернизацию береговой инфраструктуры, судов потребуется немало времени и средств. Но результат обязательно будет.

- Построить рыбоперерабатывающий комплекс с холодильником, купить новое судно сегодня стоит миллионы. Самим предприятиям такие траты не потянуть, а бесконечно эксплуатировать то, что осталось со времен Советского Союза, тоже невозможно. Может ли бизнес рассчитывать на поддержку бюджета области? Не секрет, что сегодня многие предприниматели закладывают дома, чтобы продержаться на плаву.

- Область вернет 30% потраченных средств на строительство и модернизацию судов. Это региональная инициатива, в других субъектах такой поддержки нет. А есть еще федеральные программы, в которых также могут участвовать предприниматели. Сложность в том, что сначала эти миллионы нужно найти и вложить, и только потом получить компенсацию. А брать долгосрочные кредиты под такие проценты, что сейчас предлагают банки – значит, заведомо себя утопить.

- Рыбаки жалуются, что на одного промысловика приходится 27 проверяющих. Проводятся десятки дорогостоящих лабораторных исследований, которые сказываются на конечной стоимости продукта. Кому это выгодно?

- Для той деятельности, которую сегодня осуществляют рыбодобывающие компании области, столько проверяющих не нужно. Если водоем свободен от карантинных мероприятий, то и биоресурсы нужно признать здоровыми. Для чего мы проверяем каждую сумку и каждый пароход при выходе и заходе? Только потому, что так велит инструкция?

Я вижу в этом лишь зарабатывание денег за чужой счет. Именно поэтому область должна иметь полномочия принимать решения на месте, за что мы и боремся. Пока же все нововведения и документы федеральное правительство принимает, ориентируясь на Дальний Восток, не учитывая специфики других регионов.

- Наши рыбаки писали в Росрыболовство о необходимости пересмотреть этот порядок. Есть результаты?

- Пока ответа нет. Но мы будем продолжать добиваться передачи полномочий на нашу территорию.

Сырья не хватает

- Рыба - самый здоровый продукт. И область в принципе может обеспечить себя им лучше, чем другие регионы России. Водоемы у нас «плодовитые». Но прилавки не ломятся от изобилия. Почему?

- Сырья не хватает. Вся переработка региона традиционно существовала большей частью на привозной рыбе из зоны иностранных государств, открытых частей Мирового океана. С эмбарго ситуация получилась сами знаете какая.

Если раньше нехватку балтийского сырья мы компенсировали, перехватив рыбу у соседей (шведов, поляков, латышей), то сегодня этой возможности нет. А балтийской кильки на те же шпроты не хватает. Та же ситуация с лососевыми. Казалось бы, взять и организовать в регион доставку тихоокеанской красной рыбы, но логистика не позволяет. Да и 100-150 тысяч тонн сырья нам не нужно, а те же 10 тысяч с Дальнего Востока никто не повезет.

- Поэтому все прилавки завалены латвийскими шпротами?

- Именно так. Нужно было разрешить ввоз сырья на территорию России, запретив ввоз готовой продукции. Но специфику нашего анклава не учли. А это тянет за собой все вытекающие, ведь один рыбак создает восемь рабочих мест на берегу. Сегодня латыши оказались на коне. Избыток сырья в Евросоюзе привел к удешевлению продукции, а мы из-за его нехватки вынуждены останавливать производство. Сейчас завершается промысел кильки и запасы в холодильниках пока есть, но предприятия под угрозой остановки - это «Роскон», «За Родину», основные консервные производства.

- В регионе был удачный опыт торговли свежей салакой на улицах муниципалитетов с подачи вернувшегося с промысла губернатора. Почему бы не сделать торговлю дешевой рыбой регулярной?

- Эта инициатива губернатора - событие знаковое, говорящее о его неравнодушном отношении к проблемам отрасли. В принципе решение о регулярной реализации рыбопродукции на ярмарках принято. Торговля свежей салакой на улицах муниципалитетов - дело необходимое. Свежая рыба должна максимально быстро доходить до населения. Николай Цуканов обозначил вектор: 35 рублей за килограмм салаки - нормальная цена.

Почему на наших прилавках нет дешевой рыбы? Беда в том, что рыбак работает на грани себестоимости, а львиную долю прибыли получают многочисленные перекупщики. Торговцы, не производя ничего, зарабатывают сумасшедшие деньги.

Положить конец этому безобразию можно, ужесточив федеральное законодательство. Примеры есть. В развитых странах предельная наценка на реализацию рыбы в розницу – 10%, оптом – 15%. Не нужно изобретать велосипед. А рыба организму человека нужна – это неотъемлемая часть здорового питания. Не случайно во времена СССР в четверг был рыбный день.

Рыба на местных рынках есть. Но кто ее выловил и где? Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

- Зато свежей рыбой завалены калининградские рынки, и добыта она не всегда честным способом. Сколько налогов не дополучает бюджет! Куда смотрят контролирующие органы?

- Видимо, не хотят этого видеть, да и «прорехи» в законодательстве способствуют. Положить конец браконьерству просто: «закрыть» реализацию незаконно добытой рыбы. Но этого не происходит, такое ощущение, что всех все устраивает. Свободный доступ на водоемы также порождает браконьерство. Если при СССР существовала норма вылова – 5 кг, то теперь этого нет.

- Но в глубинке, где не так-то просто найти работу, рыбалка людей спасает.

- Да, с одной стороны незаконно добытая рыба обходится для населения дешевле (браконьеров не тяготит налоговое бремя, им не надо содержать трудовой коллектив). Но такая практика подрывает экономику действующих хозяйств, которые ловят законно. И это настоящий бич. Все наши обращения в правоохранительные органы по поводу браконьеров не приносят должного результата. Ни один случай нападения на рыбоохрану (им жгут дома, машины, угрожают членам семьи) не доведён до суда.

- Важная часть областной программы - искусственное воспроизводство рыбы. Эти меры позволят покрыть ее дефицит?

- Конечно, было бы хорошо, если бы прибрежное рыболовство давало достаточно сырья – более полезного. Кроме того, искусственно выращенная рыба не может быть дешевой: в наших климатических условиях производство дорого - корма, оборудование и т.д. Поэтому реализация таких проектов - и они планируются в области - возможна только при господдержке. Всех секретов раскрывать не буду.

Промыслом в Балтийском море могут заниматься не все. Фото: АиФ/ Станислав Ломакин

- Развитие прибрежного рыболовства сдерживает практика закрепления участков. По сути, шесть рыболовецких колхозов и облпотребсоюз монополизировали всю балтийскую корюшку. Ждать ли здесь перемен?

- Тема эта непростая. Участки закрепляли за колхозами в советский период, когда других организаций, ведущих промысел в заливах, не было. Теперь многое изменилось, появились другие пользователи. Правительство работает над тем, чтобы выработать новый механизм, который позволит владельцам и своё не потерять, и с другими делиться. Нужно дать право другим рыбакам право ловить на этих участках и, конечно, продолжать работу с наукой и международными организациями над тем, чтобы увеличить количество квот на вылов в Балтике.

Не забыли и тех, кто ведет промысел вдали от родины. Не секрет, что вся рыба, добытая калининградцами в Мировом океане, идет на выгрузку в Санкт-Петербург и Мурманск. Заходить в родной порт после вступления соседей в ЕС, увеличения стоимости тарифов на железнодорожные перевозки, топливо стало гораздо сложнее и невыгодно. Об этом мы тоже ведем переговоры на федеральном уровне, так как океаническое рыболовство калининградцы успешно ведут, несмотря на все сложности. 

Справка
В 2014 году калининградские промысловики добыли 180 тысяч тонн океанической рыбы. Улов в Балтийском море, Калининградском и Куршском заливах составил 38 тысяч тонн.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах