aif.ru counter
03.07.2014 13:11
821

Немецкий фермер Хайнрих Тангеманн: «К бюрократии привык. С погодой сложнее»

Станислав Ломакин / архив «АиФ. Калининград»

Хайнрих - фермер в шестнадцатом поколении. Его семейная династия занимается сельским хозяйством уже лет пятьсот, и связь поколений не думает прерываться.

Немолодой, обаятельный, с хитрым прищуром, он то и дело сыплет поговорками. По-русски знает всего несколько фраз. Все эти годы его выручает переводчица Янина, она же - управляющий на ферме. На вопрос о том, почему приехал заниматься сельским хозяйством именно в Калининград, Тангеманн углубляется в историю...

- Приезжаю в Калининград, как домой, здесь я расслабляюсь, - улыбается он. - Россию выбрал, возможно, и потому, что царская семья Романовых была в родственных связях с династией Ольденбург. Моя родина - как раз земли Ольденбург. До 1914 года Россия имела хорошие политические и торговые связи именно с этими краями. А у калининградской земли - прусские корни. Несмотря на нынешнюю политическую ситуацию, надеюсь на хороший прогноз в отношениях России и Германии.

Лбом стены пробивал

Ещё несколько лет на месте нынешнего фермерского хозяйства Тангеманна был лес: за то время, что земли не обрабатывались, успели вырасти деревья... Сегодня здесь - ровные вспаханные квадраты. С присущей немцам педантичностью обрабатывается каждый кусочек земли. Хотя в хозяйстве всего трое работяг. Главный - немец, двое, «на подхвате», - местные жители. А больше работников пока и не нужно. Остальное делает умная техника. Тысячу гектаров озимых уже посеяли, ещё столько же займут под яровые, а в планах на следующий год - довести посевные площади до 2-3 тысяч гектаров.

- Когда женщина хорошая - это прекрасно, когда поле хорошее - ещё лучше, - говорит Хайнрих. - Эти сложности не проблема, а обычная работа. Если в дело влюблён, отдаёшься ему, не обращая внимания на изъяны. Но первые два года было нелегко, пришлось лбом стены пробивать.

Чтобы ввести земли в эксплуатацию, нужно было предоставить сотни фотографий «до» и «после», чтобы доказать, что земля обрабатывается. В Германии эта процедура намного проще - фермеру доверяют. А тут помощнице пришлось по полям бегать, каждую кочку снимать...

Да и поддержка сельского хозяйства в европейском законодательстве другая. Например, за гектар обрабатываемой пашни там компенсируют 500 евро, у нас - 500 рублей, максимум - тысячу.

- Проблемы во всём мире одинаковые. Главная - бюрократия, но в России она чуть-чуть больше, - явно осторожничает с формулировками Хайнрих и выдаёт ещё одну любимую поговорку. - Мёртвых людей засыпают землёй, а живых - формулярами.

Тангеманн так и не привык к русской нерасторопности. Почти две недели в регионе стоит хорошая погода, а фермер не может начать вносить удобрение: подводит поставщик из Гусева - никак не найдёт людей для расфасовки товара. Судиться - бесполезно, время всё равно будет потеряно.

- А у фермера каждый день на счету, особенно со специфичной калининградской погодой, - говорит помощница Янина. - На то, чтобы собрать урожай, у нас есть максимум две недели. Вся техника должна быть в наличии и работоспособной. Ещё лучше - если будет запас запчастей. Но даже тут возникают проблемы. Комбайны у нас импортные, запчасти на них реализует одна из фирм области. Но цены у них - на 300% выше, чем у производителя, и срок доставки - больше месяца. Куда это годится? Приходится мотаться в Польшу за запчастями - и быстрее, и дешевле...

 

На поля Тангеманна частенько приезжают экскурсии. Фото: архив «АиФ. Калининград»

Пенсия подождёт

Пока Хайнрих пытается поднять с колен местное сельское хозяйство, за его бизнесом дома, в Германии, следит супруга Эрика. Успевает и с бухгалтерией управляться, и обеды для дюжины работников готовить.

За более чем полвека семейной жизни Тангеманны вырастили шестерых детей. Все они так или иначе связали жизнь с сельским хозяйством. Трое сыновей, к примеру, возглавляют свои хозяйства в Германии - под Ростоком и Бременом. Предприятие под Калининградом должно впоследствии закрепиться за четвёртым сыном - Якобом, который недавно приезжал в гости к отцу. Одна из дочерей преподаёт в университете агродисциплины, другая - ветеринар. Этим летом она выходит замуж. Супругам для полного счастья не хватает только внуков! Хайнриху - за 70. Казалось бы, давно пора на отдых. Но планов у него ещё на десятилетия хватит: хочет расширяться, нанять ещё работников, завести коров.

Местные чиновники на иностранного фермера не нарадуются. Вслед за Хайнрихом в районе открыли производства ещё два немца. Друг с другом они, правда, до этого знакомы не были.

- Субсидий Тангеманн не просил, кредитов не брал, всё строил и покупал за свои кровные, - рассказывает начальник отдела развития сельского хозяйства администрации Багратионовского района Сергей БАБАСЮК. - Из местных фермеров вряд ли кто сам такой бизнес потянет. Земли в районе стояли в запустении последние лет десять, а при Тангеманне - преобразились... Да и местные жители рады, что район поднимается: они ждут новых рабочих мест. Тем более что после запрета на ввоз мяса из-за вспышки африканской чумы у нас в районе порядка 700 человек отправили в неоплачиваемые отпуска...   

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество