aif.ru counter
1378

Само не «рассосется». Когда ждать революции в системе помощи онкобольным

Нужно учиться вовремя распознавать болезнь.
Нужно учиться вовремя распознавать болезнь. © / Станислав Ломакин / АиФ

Проблема помощи больным раком - давно назревший нарыв, который начинает прорывать. В Калининградской области последней каплей стали открытые письма пациентов и их родных властям региона, где без прикрас описывается изнанка процесса: затягивание с диагностикой, вымогательства врачей, очереди на операции. В проблеме разбирался журналист «АиФ-Калининград».

Очередь в один конец

Из историй, когда врач поликлиники «пропустил» рак, наверное, можно составить тома уголовных дел, если бы этим кто-то занялся всерьёз. Одну калининградку полтора года лечили от анемии. Неизвестно чем бы это кончилось, если бы женщина не решила ехать в Москву, где диагностировали рак. А ведь ей в самом начале надо было сделать простейшие анализы. Но их не назначили.

У жителя райцентра прооперировали рак кишечника на начальной стадии. Выписали с положительной динамикой под наблюдение местных врачей. Когда родные заметили, что у него «поехало» лицо, невролог заподозрила самое простое: неврит лицевого нерва. От этого и лечили, дополнительных обследований не назначили. Закончилось тем, что больной упал в обморок и не встал. Врач «скорой» понял, что это метастазы в мозг, и отвез в областную больницу. Но было поздно. У любого врача должна быть онконастороженность, но на деле это не так - в 43% случаев рак в области выявляют на поздних стадиях. А дальше начинаются новые проблемы.

«Параллельно с официальными цифрами о времени получения химиотерапевтической и хирургической помощи, лучевой терапии после постановки диагноза существуют реальные, о которых на личном опыте знают пациенты и их родные, - сообщает в открытом письме Людмиле Сиглаевой, врио министра здравоохранения области, калининградец Денис Кичатов (его мама перенесла рак). - И эти данные сильно отличаются от тех, что проходят в бумагах. Так, время от постановки диагноза до операции занимает не указанные в отчётах полмесяца, а часто несколько месяцев, которые для некоторых больных становятся решающими. Томографы не загружены полностью при огромном количестве тех, кому необходима диагностика. Места в очереди на операцию, в стационар, на томографию в ближайшее время, а не через месяц, не всегда получают легальным путем».

Отдельная проблема - обеспечение медикаментами. Не секрет, что в области пациентам отказывают в покупке дорогих препаратов нового поколения, назначенных в столичных НИИ. А это единственный шанс победить рак, поддающийся лечению, или продлить жизнь. Оставляют старую схему лечения, а она не помогает. Больные считают, что губернатор должен взять под личный контроль выделение средств на такие препараты. 

Выручит Питер

После письма Кичатова минздрав представил проект  приказа об организации онкопомощи в регионе. Как оказалось, его готовили последние месяцы, однако он встречал сопротивление со стороны главврачей. По официальной версии, медики боялись, что не смогут выдерживать указанные сроки, сокращённые вдвое. Пациенты же считают, что местами медики саботировали принятие документа, так как он снижает возможность использования коррупционных схем.

На днях регион подписал соглашение о взаимодействии с НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова. Туда планируют направлять тех, кому не могут технически или не успевают помочь в Калининграде. Алексей Беляев, директор НИИ, уверяет, что его потенциал достаточен, чтобы взять всех нуждающихся из области. Калининградцев будут отправлять на лечение за счёт средств федерального и областного бюджетов. По каждому случаю будут решать, какой объём помощи необходим, индивидуально. Главное, чтобы это соглашение не стало всего лишь «декларацией о намерениях», не подкреплённых финансово. Хочется также узнать, что именно мешало подписать такое соглашение раньше: конфликт чьих-то интересов или просто преступное равнодушие?

Хирург-онколог Павел Хорольский переехал в Калининградскую область три года назад.

«Постоянно слышу странные разговоры о том, что мы не можем дать больным полноценной помощи, потому что здесь нет онкоцентра. В других регионах эта проблема решается спокойно. Заключают договоры с Обнинским центром радиологии, Питерским НИИ им. Петрова или Московским центром им. Блохина, люди едут туда, обследуются и лечатся бесплатно. Здесь же этого не могли сделать несколько лет. Прибавьте непрофессионализм врачей первичного звена - и итоги сами видите в статистике», - говорит врач.

Хирург-онколог Павел Хорольский не может устроиться на работу.
Хирург-онколог Павел Хорольский. Фото: АиФ/ Александр Матвеев

Его дочь два года назад нащупала в груди небольшое образование. Доктор в частной клинике сделала УЗИ и отправила со словами «это жировик, сам рассосется». Врач должна была назначить УЗИ через месяц. Но не сделала этого.

«Меня дочь не слушала, думала перестраховываюсь. Через полгода опухоль стала расти. Биопсия показала рак. Попасть на томографию и УЗИ в областную больницу можно было самое быстрое через месяц. А нужно было обследование на наличие метастазов как можно скорее. Вика сделала УЗИ в той же частной клинике, в заключении написали, что метастаз нет. Но я устроил дочь на обследование в центр им. Блохина. Через три дня ей делали УЗИ там, и у врачей просто волосы дыбом встали. Удивлялись, как здесь не разглядели метастазы до 5 см в печени? Я подал заявление на клинику в следственный комитет», - говорит Хорольский.

Министр здравоохранения сказала, что в 2015 году создавали онкокабинеты при райбольницах области.

«Насколько я знаю, практически везде в таких кабинетах сидят совместители, чаще - терапевты.  Это не онкопомощь, а фикция! Чтобы исправить ситуацию, нужно на базе межрайонных центров, таких, как Гусев, делать небольшие поликлинические онкоотделения с цитологическими лабораториями, чтобы можно было взять у пациента биопсию во время приёма, если есть подозрение, и быстро получить предварительный результат.  В такие центры нужно принимать специалистов соответствующего уровня. Минздрав трубит, что они нужны, но палец о палец не ударит, чтобы они появились. Я, живя под Нестеровым, три года не могу устроиться ни хирургом, ни онкологом. В Гусевской ЦРБ предложили зарплату в три тысячи за неполную ставку. Даже на дорогу не хватит. Складывается впечатление, что минздрав области усиленно создаёт видимость решения проблем, а реальный результат его не интересует», - предполагает врач.

Мнение
Алексей Беляев, директор НИИ онкологии им. Петрова: «Из Калининграда больше, чем из других регионов, к нам приезжают с запущенной формой рака. Проблема не в строительстве онкоцентра самого по себе, а в наличии в регионе необходимых для диагностики и лечения технологий и специалистов. Нужны современные радиологическая и хирургическая помощь. Может, это будет центр радиотерапии, а остальное создадут на базе областной больницы, тем более там новая патоморфологическая лаборатория. В области нужно добиваться ранней диагностики рака».

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество