aif.ru counter
01.05.2013 00:00
25

Кто защитит рабочего человека?

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 18 01/05/2013

1 мая многие из нас не вспомнят, какой праздник мы отмечаем. Его у нас называют по-разному. Например, с оттенком гламура - День весны. Или нейтрально - День труда. А между тем в некоторых странах до сих пор Первомай называют Днём международной солидарности трудящихся.

Интересно, что недавно Президент РФ учредил звание Героя труда. Мы решили выяснить, как сегодня себя чувствует человек труда. Наш собеседник - Андрей КУЗОВЛЁВ, радиомеханик по ремонту радиоэлектронного оборудования филиала ОАО "Воентелеком" - 772 РЗСС. Он возглавляет на предприятии первичную организацию профсоюза "Трудовые бригады".

Игры кончились

- Андрей Иванович, что сегодня происходит в профсоюзном движении области? Каковы взаимоотношения между рабочими и властью?

- На мой взгляд, сейчас продолжается процесс, который был начат в 2001 г. с принятием Трудового кодекса РФ. Тогда решением Госдумы у профсоюзов отобрали важные права по защите работников. Например, право утверждать систему оплаты труда, графики сменности, согласовывать увольнение работников по сокращению штатов, не говоря уже о праве на организацию забастовок, которое имеют практически все зарубежные профсоюзы.

К сожалению, сегодня проф- союз часто не находит поддержки у государства, а органы власти функционируют в режиме бездействия. Пока рабочему придёт ответ на его жалобу, работодатель его уже "доедает"... Если дело доходит до суда, то всё чаще он принимает сторону работодателя. Это прискорбно, особенно в контексте разговоров о развитии в РФ гражданского общества, которые сейчас идут. Ведь профсоюз как раз и является одной из важнейших структур такого общества.

- Это утверждение основано на собственном опыте?

- Конечно. На завод я устроился в 2001 г. В середине 2009 г. меня избрали председателем "первички", она входила в структуру профсоюза Балтфлота. Но в августе 2009 г., когда на предприятии началась реорганизация по планам Минобороны, стало ясно, что профсоюз новому руководству не нужен.

- В чём это выразилось?

- В то время у нас действовал коллективный договор. Но работодатель его расторг. Старый договор аннулировали, а новый - не заключили (его нет до сих пор). Понятно, что выиграл от этого кто угодно, только не рабочие. Когда стало ясно, что наша "первичка" с директором не находит общего языка, многие ушли из профсоюза: мол, плетью обуха не перешибёшь. Но среди нас нашлось полтора десятка человек, решивших создать независимую профорганизацию. Мы присоединились к областному профсоюзу работников наёмного труда "Трудовые бригады". К этому шагу нас подтолкнула и позиция прежнего профсоюзного руководства. Наши призывы о помощи поддержки у них не нашли.

- И с чего началась деятельность нового профсоюза?

- Беда, как выяснилось, не приходит одна. Вскоре после того как нам срезали зарплату, её... вообще перестали платить. А ещё через 3 месяца нас отправили в вынужденный простой. Работодатель решил оплачивать нам это время по 2/3 от тарифной ставки. Но ведь простой начался по вине работодателя, а значит, платить надо было 2/3 от среднего заработка! Даже неквалифицированный рабочий должен был получать 8-9 тыс. руб., а ему начисляли 3 тыс. У высококвалифицированных рабочих эта разница была ещё больше. Естественно, профсоюз обратился в суд и выиграл его. Людям вернули более 500 тыс. руб.!

Не доволен? За ворота!

- А как руководители предприятия стали после этого относиться к членам профсоюза?

- Из пятнадцати человек, кто создал нашу "первичку", осталось трое. Даже мой заместитель сейчас уже не работает на заводе. Это неудивительно. Я сам за два года существования профсоюза шесть месяцев был за воротами. В первый раз это произошло после того, как мы отстояли своё право на справедливую оплату в простое. На предприятие пришёл судебный иск о выплате нам денег, а на следующий день мы получили уведомление администрации о предстоящем увольнении по сокращению штатов. 29 июля меня уволили, я два месяца не работал. Но заводские юристы промахнулись: они не запросили у руководителя профсоюза "Трудовые бригады" Михаила Чесалина разрешение на моё увольнение и моего зама Александра Иванова. Мы обратились в суд, и он нас восстановил на предприятии. Но уже на следующий день мы получили новое уведомление о сокращении. И тут уж дирекция учла свои промахи и сама подала в суд на профсоюз. После длительных судебных рассмотрений вынесли решение не в нашу пользу. 4 месяца, будучи уволенным, я отстаивал справедливость. Восстановиться удалось лишь потому, что сокращение штатов, под которое нас подвели на заводе, по времени совпало с реорганизацией предприятия. В суде удалось доказать, что моё второе увольнение тоже незаконно. Пока ещё работаю...

- Какие уроки вы вынесли для себя из этого противостояния?

- Повода для оптимизма мало. Когда мы "бодались" с работодателем, то несколько раз обращались с жалобами в областную трудовую инспекцию и прокуратуру. А нам оттуда - ответы: дирекция предприятия всё делает в рамках Трудового кодекса РФ, мол, если не согласны, можете обратиться в суд. И уже в суде обнаружилось нарушение трудового законодательства. Но разве это нельзя было заметить изначально? Получается, что государство рабочих не защищает? Здесь есть и ещё один нюанс: если бы за нас заступилась, например, прокуратура, наверняка, конфликт не перешёл бы в такую острую стадию.

Смотрите также:

Loading...

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых