aif.ru counter
16.08.2006 00:00
30

Мой адрес не дом и не улица...

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33 16/08/2006

После интерната парнишка вернулся домой и узнал, что в его квартире хозяйничают чужие люди.

Законного квартиросъёмщика - вон?

Сейчас Саше 21 год. Родился и жил он в посёлке Краснополянское Черняховского района, пока его мать не лишили родительских прав, а 9-летнего мальчика не направили в школу-интернат N 13. После интерната Саша окончил училище в Светлом и вернулся домой - в Краснополянское. Только жить, как оказалось, ему негде.

Когда он попал в интренат, за ним, как и положено по закону, закрепили муниципальное жильё - небольшой дом из трёх комнат. Но, пока мальчик был в интернате, с устного согласия директора ТОО "Краснополянское" в его дом поселили чужую семью.

Саша обратился в администрацию Краснополянского района с просьбой предоставить ему угол. Однако глава администрации лишь развёл руками: мол, нынешние хозяева добровольно освобождать квартиру отказываются, а другого помещения нет. Тогда Александр пошёл за помощью в органы опеки и попечительства при администрации Черняховского района, которые обязаны защищать права выпускников интернатов. Однако помочь Саше они не смогли. Пришлось парню идти в прокуратуру. Дело о спорной квартире было рассмотрено в суде, который вынес решение выселить чужаков. Ответчики это решение обжаловали и теперь ждут вердикта высшей инстанции. А Александр так и не может попасть в свой дом.

Алкоголики превращают дом в сарай

Как рассказал начальник отдела по надзору за исполнением законов о несовершеннолетних прокуратуры области Анатолий Плугатырь, за ребёнком, попадающим в интернат, обязательно должна закрепляться жилплощадь. Если ребёнок жил в государственной квартире, она закрепляется за ним. Если жильё приватизировано родителями, то ребёнка ставят на учёт как нуждающегося внеочередника.

Как правило, в практике встречается первый вариант. По стандартной схеме оставшиеся в доме родители-алкоголики либо продают или обменивают жильё, либо разбирают его чуть ли не по кирпичикам, превращая в сарай. Конечно, алкоголиков можно привлечь к административной ответственности или выселить через суд. Но это в лучшем случае.

Бабка за дочку, дочка за внучку...

В поселке имени А. Космодемьянского жила семья: бабушка, её взрослая дочь и 10-летняя внучка. Женщины пили. Однажды появились некие риэлторы, которые "улучшили" их жилищные условия - поменяли их однокомнатную на две квартиры в Гвардейске: в однокомнатную поселили женщин, а на девочку записали аж двухкомнатную квартиру! Вроде бы отличный вариант, только вскоре однокомнатную квартиру бабушка с мамой продают тем же риэлторам и с "двушкой" тоже расстаются каким-то незамысловатым образом. Девочка остается без жилья, а бабушка и мама вскоре умирают (как показала экспертиза, от алкогольного отравления).

Хотя по закону имущество несовершеннолетних неприкосновенно даже для опекунов, госрегистратор сделку с двухкомнатной квартирой зарегистрировал. Сейчас девочка живет с отцом. 7 октября 2005 года прокурор Гвардейского района в интересах ребёнка подал иск в суд Ленинградского района. В качестве ответчиков указаны управление Федеральной регистрационной службы и управление Федерального казначейства, которые должны компенсировать ребенку стоимость жилья. Спустя 10(!) месяцев суд Ленинградского района определил: оставить иск прокурора без рассмотрения, так как у девочки есть опекун - отец, который сам может отстаивать интересы дочери. Как считает прокуратура, причина отказа - формальная, при том, что права ребёнка нарушены грубейшим образом.

Соседка вместо мамы

По словам Анатолия Плугатыря, очень много нарушений жилищных прав сирот в Неманском районе.

Бабушка и дедушка Насти умерли, когда ей было 9 лет. Мать пропила всё, что было в квартире, и ушла жить к сожителю. Настю забрала соседка. Девочка училась в школе, где никто не интересовался её семьёй. Только Наталья Буянова - директор лицея Советска, куда поступила старшеклассница, - сообщила в органы опеки и в прокуратуру о том, что Настю уже восемь лет воспитывает чужой человек. Сейчас квартиру девочки отремонтировали за счет муниципалитета. Подросток смог вернуться домой.

У Андрея и его мамы в том же районе была квартира. Мама пила, а Андрей уехал в Калининград к бабушке. Пока сына не было, его мать решила квартиру продать, и глава администрации Неманского района дал на это разрешение. Только после протеста прокуратуры решение главы было отменено.

Славская опека

Случай в Славском районе. Лена с мамой-алкоголичкой жила в двухкомнатной квартире. Девочке было 12 лет, когда её мать лишили родительских прав. Лену отправили в детдом. Мать переехала к сожителю, квартира пустовала. В 2001 году глава ЗАО "Побединское" незаконно вселил в квартиру посторонних людей. Когда Лена вернулась, оказалось, что ей негде жить. Девочка обратилась в прокуратуру. Теперь директор ЗАО должен решить вопрос по восстановлению жилищных прав девочки: или предоставить ей новое жильё, или выселить людей, живущих в её квартире.

Славский район вообще "славится" особой опекой - прокурорская проверка, проведенная здесь, показала, что в районной больнице более 70 малолетних детей зарегистрированы как проживающие в социально опасных условиях для того, что бы врачи могли более пристально обследовать этих детей. Но при этом ни одна из таких семей не стоит на учете как неблагополучная ни в органах опеки и попечительства, ни в соцзащите.

Домик в деревне

Ещё один факт, вскрывшийся в этом году. Света, родившаяся в 1995 году, была помещена в Гусевский дом ребенка. В 1998 году за ней закрепили жильё, но органы опеки и попечительства это постановление с указанием адреса квартиры в интернат не направили. Поэтому, как сейчас говорит руководство интерната, оно не имело возможности контролировать то, что происходило со Светиными квадратными метрами. В это время родители-алкоголики поменяли дочкину квартиру на дешёвый домик в деревне. А разницу в цене, разумеется, пропили.

Смотрите также:

Также вам может быть интересно

Топ 5 читаемых